Рассказы от Натальи Бериловой.


Помню первое восприятие рассказа И.С.Тургенева «Муму»: душили слезы, было непонятно, почему Герасим не взял собаку с собой в деревню. Потом злость на барыню, а потом детская радость:»Как хорошо, что нет больше крепостного права.» Кто бы мог подумать, что спустя много лет все может повториться.

Я работаю на частном предприятии. Не скажу, что в восторге от своей работы, но до недавнего времени я ходила с радостью на работу. Там меня ждала Линда.
Собака выросла на предприятии, была всеобщей любимицей. Но больше всех, наверно, любила ее я. После бессонной ночи Линда отсыпалась у меня на весовой. Я приносила ей что-нибудь вкусненькое, прогуливалась в обеденный перерыв с ней по лесочку. В общем, собака тоже любила меня.
Возможно, она помнила ту заботу о ней, когда она сломала лапу.

Еще щенком Линда научилась забираться по лестнице в будку к сторожу. Она носилась по площадке и упала на асфальт. Свозили в ветлечебницу, наложили гипс.  Лапа болела. Линда стонала. Я брала ее на руки, ходила с ней, и она засыпала у меня на руках.
После работы мы с дочерью опять шли на предприятие, чтобы облегчить страдания щенка. 

Лапа зажила. Линда опять стала забираться по лестнице к сторожу. Своим долгом собака считала охрану предприятия. С наступлением темноты  она облаивала всех, кто проходил мимо наших ворот.  А какие щенки были у нее!
Весть о том , что надо убрать Линду, поразила всех.  Оказывается, нашему директору позвонил незнакомец, заявил, что его укусила наша собака и что если ее не уберут, он обратится в вышестоящие инстанции.  Директор отдал приказ, механик его исполнил.

Мы все возмущались, но никто из нас не пошел к директору, не попытался объяснить, что Линда не кусается, что не стоит верить незнакомцу, который с непонятной целью оказался около наших ворот ночью.
Герасим не спас Муму, потому что не посмел ослушаться барыню. Мы не спасли Линду, потому что не посмели ослушаться директора.
Несколько раз мне снилась Линда. Казалось, она спрашивала:»За что?»
Прости нас, Линда.
Уверена,  что где-то там,  в небесной канцелярии,  нам  всем предстоит ответить за содеянное.  И с каждого будет свой спрос.  Мы в ответе за тех, кого приручили.