__

РАМТА - ЭЗОТЕРИКА

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » РАМТА - ЭЗОТЕРИКА » ЛЮБОВЬ » КАК НУЖНО ЛЮБИТЬ


КАК НУЖНО ЛЮБИТЬ

Сообщений 331 страница 350 из 350

331

0

332

Натали написал(а):

Мы толком не знаем ничего, если копнуть...именно толком

Наблюдая за твоими постами, вынужден заметить о твоем здравом, логическом рассудке. Очень редко встречаемом у женщин. Ты способна к логическим заключениям, но почему то ограничена ОДНОвекторностью. Ты не ищешь в других векторах ответов на этот же вопрос. Не рассматриваешь со стороны, а исключительно с позиции личности Я-Сама.
Для тебя и в этом посту Я сама виновата в своих иллюзиях, и он сам виноват в своих.... и всё... ты на этом успокаиваешься и выводишь это в позицию "Это ОДНОЗНАЧНО только так." И отрицаешь все другие взгляды, все иные гипотезы. Не входишь сознанием в иных "мыслящих" оппонентов (эмпатия) Не выходишь за рамки человеческого Эго восприятия.
Но если расматривать Со стороны... с позиции Творца... то всё выглядит иначе. И нет ни малейшего выбора ни у кого.
У меня большой опыт НАБЛЮДЕНИЙ и размышлений, который говорит именно об этом.... " Если в планах вселенной, ты должен прожить своё существование именно так а не иначе, то именно так и проживешь. Ты не можешь изменить ничью судьбу, и свою тоже. А будешь производить все действия именно так как и должен производить.
Иногда в сознание некоторых людей проникает информация из завершенного будущего. И эти люди знают, что произойдет с кем то... и это не смотря ни на что, происходит. А со мной периодически... и даже предупреждая людей о предстоящем инфаркте, и даже люди эти начинают предпринимать всё, что бы избежать его... Инфаркта не избегают, ибо так записано в их судьбе... и то, что я их предупрежу, и то что они будут глотать лекарства... и всё равно инфаркт произойдет. Так и с любовью. Если в инфо поле записана встреча двоих, то она произойдет. Если записано в судьбе 4-5 браков, то так и будет. Если записано что Иуда предаст Иисуса, то и на это только Воля Отца-Творца, но не личная воля Иуды или Иисуса. И это самое главное что написано в библии. И именно эта информация должна снять понятие о Грехе... о грехе личности, которой управляет Воля Отца, и он подчинен только ей.. но мнит что он это всё Сам, через эго-я восприятие. И пока люди не осознают понятие о Ведомости вселенной Творцом её, будут считать что все в чем то виноваты, и судить мир с позиции личности и правильности ДЛЯ себя, и не правильности. И правильно и верно, заколоть свинью для сала и мяса для себя, но свинья думает что это не правильно. И не правильно, если кто то насилует тебя для блага себе. Тут система теории относительности. В которой стирается понятие о правильности, грешности, зле и добре...
Тогда на крайняк... это купидон виноват...... исполняющий Волю Творца, по сценарию, которому он подчинен.

Натали написал(а):

Гнев — это ваш выбор. Обида — тоже выбор.

Нету нашего выбора.
Когда то в мистических практиках, Юра занялся практикой по "отслеживанию мыслей" по информации из книжки П. Коэльо. Цель была отследить приход именно негативных мыслей, и поставить блок на их приход. Но парадокс в том, что обнаруживаешь что ВСЕ мысли и негатив и позитив именно приходят в тебя... и управляют тобой... и они не принадлежат тебе. Как и чувства. И если поставить блок на приход в тебя всех мыслей, то чел станет эмоциональные НЕ МЫСЛЯЩИМ, тупым дебилом, без единой мысли. Тогда не ты сама творишь процесс синтеза мыслей, а наоборот.. Мысль творит тебя и всё твоё устройство, и управляет тобой. Творя внутри тебя и систему восприятия типа Эго-Я-Сама.... Ты за счет этого ощущаешь себя отделенной от целого, САМостоятельной личностью, творящей всё пусть хоть как со-творец. Но это не так. Как факт, ты никого не можешь изменить никак. Ни телесно, ни сознание. И если баптисту доказать мироустройство с научной квантовой позиции, то ты всё равно не изменишь его и он останется таким как был. Пример в форуме, это Сталкер и Искатель истины.
Их невозможно вынуть из их русла, и направить в другое.
Есть мнение, что чел изменяется сознанием исключительно "изнутри" а не от внешнего воздействия. Или если им придут озарения... и желание осмысления их. Или как называют, откроются двери в новом направлении. Так было и со мной. По этому сужу и по себе.

0

333

СЛОВОКРЫЛ написал(а):

ОДНОвекторностью. Ты не ищешь в других векторах ответов на этот же вопрос. Не рассматриваешь со стороны, а исключительно с позиции личности Я-Сама.
Для тебя и в этом посту Я сама виновата в своих иллюзиях, и он сам виноват в своих.... и всё... ты на этом успокаиваешься и выводишь это в позицию "Это ОДНОЗНАЧНО только так." И отрицаешь все другие взгляды, все иные гипотезы. Не входишь сознанием в иных "мыслящих" оппонентов (эмпатия) Не выходишь за рамки человеческого Эго восприятия.

А ведь я могу сказать тоже самое. ) ....про векторность, Словокрыл 
И сужу я тоже по себе потому, что живу в мире людей и среди людей , и жить хочу по законам человеческим , рекомендованным тем же творцом. И люди есть настоящие, а есть пустышки ....и они сами к этому приходят , в результате своей воли , не смотря на посланные при этом , не зависящие от их воли обстоятельства. И кто то идет на крест ради людей или за людей, за то самое человеческое, а кто то продается за 30 серебренников ....и это личный выбор, сила воли , духа и души, Словокрыл.
Поэтому как жить при любых обсьоятельствах выбирать тебе. Можно сломаться, сдаться, а можно умереть , но не покориться тем самым обстоятельствам. Та же война это допустим внешнее воздействие , не зависящее от личности и от желания, мировоззрения, убеждения каждого. Политические игры или судьба....не важно. Важно другое - быть или существовать?
Вот кто то выбирает быть, пусть кратковременно , но быть....а кто то выбирает жить и существовать. Судьба еще может и не дать выбора, распорядившись по своему и это когда по воле рока тебя уже нет . Вот тогда тебя действительно нет и ничего от тебя не зависит. Остальное же та же иллюзия , Словокрыл. Иллюзия оправдания деяний своих или иллюзия оправдания не зависящих от тебя тех же деяний , но тобой совершенных по только тебе известным причинам. Это если прямолинейно : голова в песок и я не я....это ж судьба. Та же одновекторность, Словокрыл .

0

334

Натали написал(а):

А ведь я могу сказать тоже самое. ) ....про векторность, Словокрыл 
И сужу я тоже по себе потому, что живу в мире людей и среди людей , и жить хочу по законам человеческим , рекомендованным тем же творцом.

1. Чем вызвано твоё желание "Хачу жить так"? И почему считаешь что кто то тебе рекомендовал? Что Творец это личность рекомендующая всем как жить, а они сами выбирают потом?.... Смеешься?
2. В тысячный раз пишу... Когда ты глубоко спишь, ты Где? Где твоё Я-восприятие? Какими рекомендациями оно управляется в этот момент?
Или это касаемо только бодрствования, когда тобой управляют входящие в темя мысле-эмоции, и управляют твоим эго восприятием именно так. А как? Ты ищешь виноватых в чем то личностей, не осознавая, что ими управляет инфо поле по сценарию бытия.
Почему ты совершенно исключаешь ведомость мира Творцом..-(Инфо полем) по сценарию... Хоть вокруг тебя масса доказательств именно этого. Эго-я-Сам, это прога, воспиятия мира именно как личность. И ты рассматриваешь мир только через эту призму. И более накак... Но хоть человеческая позиция более здравая и логичная. Но огромный воз информационных вопросов ты просто не замечаешь... А ведь они являются инфо потоком проявляющем мир в виде реальности как "Частицы"... но мир то состоит из проекции "Волн".(кв. механика).

Натали написал(а):

И люди есть настоящие, а есть пустышки ....и они сами к этому приходят , в результате своей воли , не смотря на посланные при этом , не зависящие от их воли обстоятельства.

Твоё эго, считает тебя реальностью. Но так ли это? Квантовая механика доказывает что всё, что окружает тебя вне поля восприятия, является волной а не частицами - РЕАЛЬНОСТИ.
А с позиции твоего оппонента, ты так же становишься волной для него, когда он отвернет своё восприятие от тебя.
Вывод. Реальность не существует. Мир, это проекция волн... древние называли это Иллюзия богини Майя. То есть, ещё тогда... без науки о квантах, знали мироустройство.
(Абсолюту снится бог Брахма. Богу Брахме сниться материальная реальность. Этот сон назвали богиней Майя....-Иллюзией. И древние осознавали, что мир, это иллюзия.)
Так кто ты?...- порождение сна Брахмы. Разве можешь ты сама управлять и выбирать что то?.... Древние говорили Нет! Иисус говорил "На Все Воля только Отца, а не его лично.)
Вот как ты думаешь на счет этого всего? А библия интерпретированная с позиции квантовой метафизики, дает потрясающе правильные ответы о том, что в библии зашифрованы афигенные знания, но не раскрытые для общей массы людей.
А теперь перечитай свой пост, с этой точки сборки.... "Не сам". но что то творит мир именно так... и тебя в нем именно такой.
Потом продолжим диалог.

0

335

Блин, Словокрыл по тврему сценарию гораздо проще жить....давай будем валить все на Творца. Это не я - это провидение , рука творца.....хорошая отмазка.
Многовекторность это как раз все точки. И судьба и твой личный выбор....и Твои поступки, а не какого то там дяди Купидона и т.д и т.п.
Нравится плыть по течению , пожалуйста. Это опять же твой выбор. Но не мой. У каждого свой выбор...даже если это иллюзия - она твоя и ты ее в какой то мере творишь своими мыслями и своими делами.

+1

336

Натали написал(а):

Словокрыл по тврему сценарию гораздо проще жить....давай будем валить все на Творца. Это не я - это провидение , рука творца.....хорошая отмазка.

http://smile.zerk.ru/kolobok/good.gif   http://s60.radikal.ru/i169/1005/43/a9a7e501c282.gif

0

337

Я бы и это назвала выбор или Поступки:
ТАТЬЯНА ХОХРИНА:    НЕ ПО-ЛЮДСКИ    (рассказ)

— Коль, не видел, Соня пришла?

— Я думал, уволили ее уже.  Говорили же, что очистят от этих… ну это… органы все.  Ну после врачей-то.

— Да нет, про нее не слышал пока.  Вообще, жалко, если попрут.  Они с матерью вдвоем, а работает вообще одна Сонька.  Хорошая девка.  И красивая такая!  Прям не скажешь, что евреечка.

— Да ладно, сразу видно, ты что!  Но девка неплохая, все улыбается.  А может, и притворяется.  Они же хитрожопые такие.  И все с вывертом, не как у людей.  И не волнуйся, не пропадут.  У них всегда деньги прижоплены.  Ты о себе лучше беспокойся!  А что ты ее ищешь-то?  Соскучился?

— Да ладно тебе!  Степаныч велел к нему прислать.  Небось как раз увольнять и будет.

Соня вошла в кабинет прокурора района, улыбаясь и не ожидая ничего плохого, как любая ее жизнерадостная восемнадцатилетняя ровесница.  К тому же она знала, что Василий Степаныч к ней точно хорошо относится, всегда конфетку на стол кладет или яблоко, а иногда даже шутя за косу дергает.  Называет «лучшая коса Московской прокуратуры».  И на занятия в институт всегда отпускает, хотя часто сам по вечерам задерживается.  А в праздник Советской Армии, когда Соня весь вечер играла на пианино и пела, даже сам под ее аккомпанемент исполнил «Ничь яка мисячна» и поцеловал Соню в лоб.  Ну, он, правда, выпивший был.

— Садись.  Как дела твои?  Справляешься?  А в институте?  Курс у тебя какой, все забываю?  Не обижают наши-то?  А то фронтовики — народ простой!

Соня поняла, что это запев, что можно и не отвечать.  Он позвал ее за чем-то другим, только пока не ясно зачем.

— Я что тебя позвал-то…  Я, ты знаешь, крутить не люблю!  Ты — девушка грамотная, ситуация в стране тебе известна.  И то, какую неблаговидную роль в ней играют твои эти… ну как сказать… такие же, как вы, ты, то есть…  Ну, евреи, короче, ты уж извини.  Но из песни слов не выкинешь!  Я сам не ожидал, даже дружил в школе с некоторыми.  Но не об этом речь.  В общем, нехорошо, можно сказать, не по-людски, даже по-вражески, как теперь выясняется, повели себя очень даже многие граждане еврейской национальности, хотя мы их заслонили собой от фашистской гадины.  А они, вы, то есть, все на заграницу заглядывались.  Я уж не говорю об этих выродках, что под маской врачей травили и фактически убивали лучших наших товарищей.  Ну этим мы по следственной линии занимаемся, а я сейчас о тебе.  К тебе конкретно претензий нет, работаешь хорошо, грамотная, учишься, опять же, и на рояле тоже…  Но должна понимать.  Именно из доброго к тебе отношения я с тобой так говорю.  Судьба ваших всех практически ясна.  Это уже детали, где вам жить определят — в Забайкалье там, или еще где на Севере, или в Азии, но вопрос о высылке почти решен.  И я обращаюсь к тебе как к комсомолке и, несмотря ни на что, хорошему человеку.  Ты ведь встречаешься с парнем, Валентин, кажется.  Хороший русский парень.  Фронтовик.  Всю войну — без единой царапины и живой вернулся, матери на радость.  Так неужели у тебя хватит совести жизнь ему изгадить?!  Разве заслужил он это?!  Если ты, как мы всегда считали, достойный человек, ты должна его от себя отодвинуть!  Не по-людски это — его за собой в яму тянуть.  Подумай об этом.  Увольнять тебя мы не будем, работай, все равно это ненадолго.  А парня отпусти.  Ну иди.  К тебе лично, как уже сказано, претензий нет.  Любе скажи, чтоб чаю мне принесла.

Соня вышла из приемной, не помнила, как дождалась окончания рабочего дня и поспешила домой.  За весь день она больше не проронила ни слова, только внутри что-то дрожало мелко-мелко и руки были такие ледяные, словно не июль, а февраль.  И печатать не могла совсем.  Ну, неважно.  Теперь вообще все уже неважно.

Когда она ехала в метро, вдруг поймала на себе несколько удивленных взглядов.  Было безразлично, но автоматически она провела рукой по волосам, потом по лицу.  Ладонь была мокрая.  А когда она опустила глаза, то увидела, что от слез расплывается темное пятно на выцветшем старом платье.  Как неловко!  Нельзя реветь при людях.  Стыдно, все смотрят.  А может, они смотрят, потому что гадают, не преступница ли она?  Не преступники ли ее мама, тетка, двоюродные братья и баба Гута?  Ведь точно известно, что не преступники, только про маминых и папиных родных, которых немцы расстреляли.  А остальные под сомнением.  Как она.

На платформе ее ждал Валька, издалека улыбаясь во все лицо.  Надо сказать, чтобы он уходил.  Василий Степаныч прав, нельзя портить жизнь человеку, который тебя так любит.  Только как ему сказать?  Может, он не знает про все это.  Или не понимает, какая опасность ему грозит.  Когда Валька увидел Сонино лицо, он ужаснулся.  Что случилось?!  Мама?!  Ей не удалось ничего придумать, она вообще не умела врать.  Она вытащила его в тамбур электрички и, не вытирая слез, пересказала весь сегодняшний разговор.  И замолчала.  И ей казалось, что колеса вагона так грохочут на стыках, что страшный железный звук колотит ей по голове, вбивая ее в пол.

Но потом она услышала другой звук.  Валька смеялся!  Как же он смеялся!  Его хохот заглушил и стук колес, и паровозные гудки, и голос в репродукторе, и болтовню пассажиров.

— Повезло тебе, Софка, что я крестьянский сын.  А то кто там на севере тебе дом построит и землю вспашет?!  Хорошо бы в тайгу сослали, там охота прямо от порога, не то что сейчас я за сто километров на попутках езжу!  Вытирай сопли, а то я маме своей говорил, что ты красавица, а приведу сейчас зареванную и гундосую!  Ты уж меня не позорь.

Они прожили вместе пятьдесят два года.  Это были мои родители.

©
И еще раз убедительно из жизни, что во все времена и при любой власти, ситуации, обстоятельствах есть Люди  и есть так подобие людей....и выбор это поступки по зову души . И эти поступки для каждого индивидуальны.
И все начинается с малого....
--------------
"Я Вам сейчас открою страшную тайну.

Мы рождены для маленьких дел, не для больших. Мы рождены для МАЛЕНЬКИХ ХОРОШИХ ДЕЛ! Почему все так страдают по поводу своего предназначения? Потому что все думают, что они рождены для огромных дел. И ждут эти огромные дела, но они что-то не приходят.

Чтобы стать счастливым нужно только одну вещь про себя узнать: мы рождены для маленьких, малюсеньких добрых дел. И делая их, мы можем приходить домой и засыпать абсолютно удовлетворенными и счастливыми.

Столько возможностей каждый день делать маленькие добрые дела! И руку подать, и место уступить, и улыбнуться, и доброе слово сказать...

Это и есть наше настоящее предназначение!"

Отредактировано Натали (26-04-2019 11:40:59)

0

338

Ну а в этом случае...слова перехватывают чувства - как же  НУЖНО ЛЮБИТЬ...:

РАССКАЗ ЛЮДМИЛЫ ИГНАТЕНКО - ЖЕНЫ ПОЖАРНОГО, ПОГИБШЕГО ПРИ ТУШЕНИИ ПОЖАРА НА ЧЕРНОБЫЛЬСКОЙ АЭС

Тут все написано про тех пожарных...

… Мы недавно поженились. Еще ходили по улице и держались за руки, даже если в магазин шли… Я говорила ему: «Я тебя люблю». Но я еще не знала, как я его любила… Не представляла… Жили мы в общежитии пожарной части, где он служил. На втором этаже. И там еще три молодые семьи, на всех одна кухня. А внизу, на первом этаже стояли машины. Красные пожарные машины. Это была его служба. Всегда я в курсе: где он, что с ним? Среди ночи слышу какой-то шум. Выглянула в окно. Он увидел меня: «Закрой форточки и ложись спать. На станции пожар. Я скоро буду».

Самого взрыва я не видела. Только пламя. Все, словно светилось… Все небо… Высокое пламя. Копоть. Жар страшный. А его все нет и нет. Копоть от того, что битум горел, крыша станции была залита битумом. Ходили, потом вспоминал, как по смоле. Сбивали пламя. Сбрасывали горящий графит ногами… Уехали они без брезентовых костюмов, как были в одних рубашках, так и уехали. Их не предупредили, их вызвали на обыкновенный пожар… Четыре часа… Пять часов… Шесть… В шесть мы с ним собирались ехать к его родителям. Сажать картошку. От города Припять до деревни Сперижье, где жили его родители, сорок километров. Сеять, пахать… Его любимые работы… Мать часто вспоминала, как не хотели они с отцом отпускать его в город, даже новый дом построили. Забрали в армию. Служил в Москве в пожарных войсках, и когда вернулся: только в пожарники! Ничего другого не признавал. (Молчит.) Иногда будто слышу его голос… Живой… Даже фотографии так на меня не действуют, как голос. Но он никогда меня не зовет… И во сне… Это я его зову… Семь часов… В семь часов мне передали, что он в больнице. Я побежала, но вокруг больницы уже стояла кольцом милиция, никого не пускали. Одни машины «Скорой помощи» заезжали. Милиционеры кричали: машины зашкаливают, не приближайтесь. Не одна я, все жены прибежали, все, у кого мужья в эту ночь оказались на станции. Я бросилась искать свою знакомую, она работала врачом в этой больнице. Схватила ее за халат, когда она выходила из машины: «Пропусти меня!» – «Не могу! С ним плохо. С ними со всеми плохо». Держу ее: «Только посмотреть». «Ладно, – говорит, – тогда бежим. На пятнадцать-двадцать минут». Я увидела его… Отекший весь, опухший… Глаз почти нет… «Надо молока. Много молока! – сказала мне знакомая. – Чтобы они выпили хотя бы по три литра». – «Но он не пьет молоко». – «Сейчас будет пить». Многие врачи, медсестры, особенно санитарки этой больницы через какое-то время заболеют… Умрут… Но никто тогда этого не знал… В десять утра умер оператор Шишенок… Он умер первым… В первый день… Мы узнали, что под развалинами остался второй – Валера Ходемчук. Так его и не достали. Забетонировали. Но мы еще не знали, что они все – первые…

Спрашиваю: «Васенька, что делать?» – «Уезжай отсюда! Уезжай! У тебя будет ребенок». А я – беременная. Но как я его оставлю? Просит: «Уезжай! Спасай ребенка!» – «Сначала я должна принести тебе молоко, а потом решим». Прибегает моя подруга Таня Кибенок… Ее муж в этой же палате… С ней ее отец, он на машине. Мы садимся и едем в ближайшую деревню за молоком. Где-то три километра за городом… Покупаем много трехлитровых банок с молоком… Шесть – чтобы хватило на всех… Но от молока их страшно рвало… Все время теряли сознание, им ставили капельницы. Врачи почему-то твердили, что они отравились газами, никто не говорил о радиации. А город заполнился военной техникой, перекрыли все дороги… Перестали ходить электрички, поезда… Мыли улицы каким-то белым порошком… Я волновалась, как же мне завтра добраться в деревню, чтобы купить ему парного молока? Никто не говорил о радиации… Только военные ходили в респираторах… Горожане несли хлеб из магазинов, открытые кульки с булочками… Пирожные лежали на лотках…

Вечером в больницу не пропустили… Море людей вокруг… Я стояла напротив его окна, он подошел и что-то мне кричал. Так отчаянно! В толпе кто-то расслышал: их увозят ночью в Москву. Жены сбились все в одну кучу. Решили: поедем с ними. Пустите нас к нашим мужьям! Не имеете права! Бились, царапались. Солдаты, уже стояли солдаты, нас отталкивали. Тогда вышел врач и подтвердил, что они полетят на самолете в Москву, но нам нужно принести им одежду, – та, в которой они были на станции, сгорела. Автобусы уже не ходили, и мы бегом через весь город. Прибежали с сумками, а самолет уже улетел… Нас специально обманули… Чтобы мы не кричали, не плакали… Ночь… По одну сторону улицы автобусы, сотни автобусов (уже готовили город к эвакуации), а по другую сторону – сотни пожарных машин. Пригнали отовсюду. Вся улица в белой пене… Мы по ней идем… Ругаемся и плачем… По радио объявили, что, возможно, город эвакуируют на три-пять дней, возьмите с собой теплые вещи и спортивные костюмы, будете жить в лесах. В палатках. Люди даже обрадовались: на природу! Встретим там Первое мая. Необычно. Готовили в дорогу шашлыки… Брали с собой гитары, магнитофоны… Плакали только те, чьи мужья пострадали.

Не помню дороги… Будто очнулась, когда увидела его мать: «Мама, Вася в Москве! Увезли специальным самолетом!» Но мы досадили огород (а через неделю деревню эвакуируют!) Кто знал? Кто тогда это знал? К вечеру у меня открылась рвота. Я – на шестом месяце беременности. Мне так плохо… Ночью сню, что он меня зовет, пока он был жив, звал меня во сне: «Люся! Люсенька!» А когда умер, ни разу не позвал. Ни разу… (Плачет.) Встаю я утром с мыслью, что поеду в Москву. Сама… «Куда ты такая?» – плачет мать. Собрали в дорогу и отца. Он снял со сберкнижки деньги, которые у них были. Все деньги.

Дороги не помню… Дорога опять выпала из памяти… В Москве у первого милиционера спросили, в какой больнице лежат чернобыльские пожарники, и он нам сказал, я даже удивилась, потому что нас пугали: государственная тайна, совершенно секретно.

Шестая больница – на «Щукинской»… В эту больницу, специальная радиологическая больница, без пропусков не пускали. Я дала деньги вахтеру, и тогда она говорит: «Иди». Кого-то опять просила, молила… И вот сижу в кабинете у заведующей радиологическим отделением – Ангелины Васильевны Гуськовой. Тогда я еще не знала, как ее зовут, ничего не запоминала… Я знала только, что должна увидеть его…

Она сразу меня спросила:

- У вас есть дети?

Как я признаюсь?! И уже понимаю, что надо скрыть мою беременность. Не пустит к нему! Хорошо, что я худенькая, ничего по мне незаметно. – Есть. – Отвечаю.

- Сколько?

Думаю: «Надо сказать, что двое. Если один – все равно не пустит».

- Мальчик и девочка.

- Раз двое, то рожать, видно, больше не придется. Теперь слушай: центральная нервная система поражена полностью, костный мозг поражен полностью…

«Ну, ладно, – думаю, – станет немножко нервным». – Еще слушай: если заплачешь – я тебя сразу отправлю. Обниматься и целоваться нельзя. Близко не подходить. Даю полчаса. Но я знала, что уже отсюда не уйду. Если уйду, то с ним. Поклялась себе! Захожу… Они сидят на кровати, играют в карты и смеются.

- Вася! – кричат ему.

Поворачивается:

- О, братцы, я пропал! И здесь нашла!

Смешной такой, пижама на нем сорок восьмого размера, а у него – пятьдесят второй. Короткие рукава, короткие штанишки. Но опухоль с лица уже сошла… Им вливали какой-то раствор…

- А чего это ты вдруг пропал? – Спрашиваю.

И он хочет меня обнять.

- Сиди-сиди, – не пускает его ко мне врач. – Нечего тут обниматься. Как-то мы это в шутку превратили. И тут уже все сбежались, и из других палат тоже. Все наши. Из Припяти. Их же двадцать восемь человек самолетом привезли. Что там? Что там у нас в городе. Я отвечаю, что началась эвакуация, весь город увозят на три или пять дней. Ребята молчат, а было там две женщины, одна из них, на проходной в день аварии дежурила, и она заплакала:

- Боже мой! Там мои дети. Что с ними?

Мне хотелось побыть с ним вдвоем, ну, пусть бы одну минуточку. Ребята это почувствовали, и каждый придумал какую-то причину, и они вышли в коридор. Тогда я обняла его и поцеловала. Он отодвинулся:

- Не садись рядом. Возьми стульчик.

- Да, глупости все это, – махнула я рукой. – А ты видел, где произошел взрыв? Что там? Вы ведь первые туда попали…

- Скорее всего, это вредительство. Кто-то специально устроил. Все наши ребята такого мнения.

Тогда так говорили. Думали.

На следующий день, когда я пришла, они уже лежали по одному, каждый в отдельной палате. Им категорически запрещалось выходить в коридор. Общаться друг с другом. Перестукивались через стенку… Точка-тире, точка-тире… Врачи объяснили это тем, что каждый организм по-разному реагирует на дозы облучения, и то, что выдержит один, другому не под силу. Там, где они лежали, зашкаливали даже стены. Слева, справа и этаж под ними… Там всех выселили, ни одного больного… Под ними и над ними никого… Три дня я жила у своих московских знакомых. Они мне говорили: бери кастрюлю, бери миску, бери все, что надо… Я варила бульон из индюшки, на шесть человек. Шесть наших ребят… Пожарников… Из одной смены… Они все дежурили в ту ночь: Ващук, Кибенок, Титенок, Правик, Тищура. В магазине купила им всем зубную пасту, щетки, мыло. Ничего этого в больнице не было. Маленькие полотенца купила… Я удивляюсь теперь своим знакомым, они, конечно, боялись, не могли не бояться, уже ходили всякие слухи, но все равно сами мне предлагали: бери все, что надо. Бери! Как он? Как они все? Они будут жить? Жить… (Молчит). Встретила тогда много хороших людей, я не всех запомнила… Мир сузился до одной точки… Укоротился… Он… Только он… Помню пожилую санитарку, которая меня учила: «Есть болезни, которые не излечиваются. Надо сидеть и гладить руки».

Рано утром еду на базар, оттуда к своим знакомым, варю бульон. Все протереть, покрошить… Кто-то просил: «Привези яблочко». С шестью полулитровыми баночками… Всегда на шестерых! В больницу… Сижу до вечера. А вечером – опять в другой конец города. Насколько бы меня так хватило? Но через три дня предложили, что можно жить в гостинице для медработников, на территории самой больницы. Боже, какое счастье!! – Но там нет кухни. Как я буду им готовить?

- Вам уже не надо готовить. Их желудки перестают воспринимать еду. Он стал меняться – каждый день я встречала другого человека… Ожоги выходили наверх… Во рту, на языке, щеках – сначала появились маленькие язвочки, потом они разрослись… Пластами отходила слизистая… Пленочками белыми… Цвет лица… Цвет тела… Синий… Красный… Серо-бурый… А оно такое все мое, такое любимое! Это нельзя рассказать! Это нельзя написать! И даже пережить… Спасало то, что все это происходило мгновенно; некогда было думать, некогда было плакать.

Я любила его! Я еще не знала, как я его любила! Мы только поженились… Идем по улице. Схватит меня на руки и закружится. И целует, целует. Люди идут мимо, и все улыбаются…

Клиника острой лучевой болезни – четырнадцать дней… За четырнадцать дней человек умирает…

В гостинице в первый же день дозиметристы меня замеряли. Одежда, сумка, кошелек, туфли, – все «горело». И все это тут же у меня забрали. Даже нижнее белье. Не тронули только деньги. Взамен выдали больничный халат пятьдесят шестого размера, а тапочки сорок третьего. Одежду, сказали, может, привезем, а, может, и нет, навряд ли она поддастся «чистке». В таком виде я и появилась перед ним. Испугался: «Батюшки, что с тобой?» А я все-таки ухитрялась варить бульон. Ставила кипятильник в стеклянную банку… Туда бросала кусочки курицы… Маленькие-маленькие… Потом кто-то отдал мне свою кастрюльку, кажется, уборщица или дежурная гостиницы. Кто-то – досочку, на которой я резала свежую петрушку. В больничном халате сама я не могла добраться до базара, кто-то мне эту зелень приносил. Но все бесполезно, он не мог даже пить… Проглотить сырое яйцо… А мне хотелось достать что-нибудь вкусненькое! Будто это могло помочь. Добежала до почты: «Девочки, – прошу, – мне надо срочно позвонить моим родителям в Ивано-Франковск. У меня здесь умирает муж». Почему-то они сразу догадались, откуда я и кто мой муж, моментально соединили. Мой отец, сестра и брат в тот же день вылетели ко мне в Москву. Они привезли мои вещи. Деньги. Девятого мая… Он всегда мне говорил: «Ты не представляешь, какая красивая Москва! Особенно на День Победы, когда салют. Я хочу, чтобы ты увидела». Сижу возле него в палате, открыл глаза:

- Сейчас день или вечер?

- Девять вечера.

- Открывай окно! Начинается салют!

Я открыла окно. Восьмой этаж, весь город перед нами! Букет огня взметнулся в небо.

- Вот это да!

- Я обещал тебе, что покажу Москву. Я обещал, что по праздникам буду всю жизнь дарить цветы…

Оглянулась – достает из-под подушки три гвоздики. Дал медсестре деньги – и она купила.

Подбежала и целую:

- Мой единственный! Любовь моя!

Разворчался:

- Что тебе приказывают врачи? Нельзя меня обнимать! Нельзя целовать!

Мне не разрешали его обнимать… Но я… Я поднимала и сажала его… Перестилала постель… Ставила градусник… Приносила и уносила судно… Всю ночь сторожила рядом…

Хорошо, что не в палате, а в коридоре… У меня закружилась голова, я ухватилась за подоконник… Мимо шел врач, он взял меня за руку. И неожиданно:

- Вы беременная?

- Нет-нет! – Я так испугалась, чтобы нас кто-нибудь не услышал.

- Не обманывайте, – вздохнул он.

Я так растерялась, что не успела его ни о чем попросить.

Назавтра меня вызывают к заведующей:

- Почему вы меня обманули? – спросила она.

- Не было выхода. Скажи я правду – отправили бы домой. Святая ложь!

- Что вы наделали!!

- Но я с ним…

Всю жизнь буду благодарна Ангелине Васильевне Гуськовой. Всю жизнь! Другие жены тоже приезжали, но их уже не пустили. Были со мной их мамы… Мама Володи Правика все время просила Бога: «Возьми лучше меня». Американский профессор, доктор Гейл… Это он делал операцию по пересадке костного мозга… Утешал меня: надежда есть, маленькая, но есть. Такой могучий организм, такой сильный парень! Вызвали всех его родственников. Две сестры приехали из Беларуси, брат из Ленинграда, там служил. Младшая Наташа, ей было четырнадцать лет, очень плакала и боялась. Но ее костный мозг подошел лучше всех… (Замолкает.) Я уже могу об этом рассказывать… Раньше не могла… Я десять лет молчала… Десять лет. (Замолкает.)

Когда он узнал, что костный мозг берут у его младшей сестрички, наотрез отказался: «Я лучше умру. Не трогайте ее, она маленькая». Старшей сестре Люде было двадцать восемь лет, она сама медсестра, понимала, на что идет. «Только бы он жил», – говорила она. Я видела операцию. Они лежали рядышком на столах… Там большое окно в операционном зале. Операция длилась два часа… Когда кончили, хуже было Люде, чем ему, у нее на груди восемнадцать проколов, тяжело выходила из-под наркоза. И сейчас болеет, на инвалидности… Была красивая, сильная девушка. Замуж не вышла… А я тогда металась из одной палаты в другую, от него – к ней. Он лежал уже не в обычной палате, а в специальной барокамере, за прозрачной пленкой, куда заходить не разрешалось. Там такие специальные приспособления есть, чтобы, не заходя под пленку, вводить уколы, ставить катэтор… Но все на липучках, на замочках, и я научилась ими пользоваться… Отсовывать… И пробираться к нему… Возле его кровати стоял маленький стульчик… Ему стало так плохо, что я уже не могла отойти, ни на минуту. Звал меня постоянно: «Люся, где ты? Люсенька!» Звал и звал… Другие барокамеры, где лежали наши ребята, обслуживали солдаты, потому что штатные санитары отказались, требовали защитной одежды. Солдаты выносили судно. Протирали полы, меняли постельное белье… Все делали… Откуда там появились солдаты? Не спрашивала… Только он… Он… А каждый день слышу: умер, умер… Умер Тищура. Умер Титенок. Умер… Как молотком по темечку…

Стул двадцать пять – тридцать раз в сутки… С кровью и слизью… Кожа начала трескаться на руках, ногах… Все покрылось волдырями… Когда он ворочал головой, на подушке оставались клочья волос… Я пыталась шутить: «Даже удобно. Не надо носить расческу». Скоро их всех постригли. Его я стригла сама. Я все хотела ему делать сама. Если бы я могла выдержать физически, то я все двадцать четыре часа не ушла бы от него. Мне каждую минутку было жалко… Минутку и то жалко… (Долго молчит.) Приехал мой брат и испугался: «Я тебя туда не пущу!» А отец говорит ему: «Такую разве не пустишь? Да она в окно влезет! По пожарной лестнице!» Отлучилась… Возвращаюсь – на столике у него апельсин… Большой, не желтый, а розовый. Улыбается: «Меня угостили. Возьми себе». А медсестра через пленочку машет, что нельзя этот апельсин есть. Раз возле него уже какое-то время полежал, его не то, что есть, к нему прикасаться страшно. «Ну, съешь, – просит. – Ты же любишь апельсины». Я беру апельсин в руки. А он в это время закрывает глаза и засыпает. Ему все время давали уколы, чтобы он спал. Наркотики. Медсестра смотрит на меня в ужасе… А я? Я готова сделать все, чтобы он только не думал о смерти… И о том, что болезнь его ужасная, что я его боюсь… Обрывок какого-то разговора… У меня в памяти… Кто-то увещевает: «Вы должны не забывать: перед вами уже не муж, не любимый человек, а радиоактивный объект с высокой плотностью заражения. Вы же не самоубийца. Возьмите себя в руки». А я как умалишенная: «Я его люблю! Я его люблю!» Он спал, я шептала: «Я тебя люблю!» Шла по больничному двору: «Я тебя люблю!» Несла судно: «Я тебя люблю!» Вспоминала, как мы с ним раньше жили… В нашем общежитии… Он засыпал ночью только тогда, когда возьмет меня за руку. У него была такая привычка: во сне держать меня за руку… Всю ночь…

А в больнице я возьму его за руку и не отпускаю… Ночь. Тишина. Мы одни. Посмотрел на меня внимательно-внимательно и вдруг говорит:

- Так хочу увидеть нашего ребенка. Какой он?

- А как мы его назовем?

- Ну, это ты уже сама придумаешь…

- Почему я сама, если нас двое?

- Тогда, если родится мальчик, пусть будет Вася, а если девочка – Наташка.

- Как это Вася? У меня уже есть один Вася. Ты! Мне другого не надо. Я еще не знала, как я его любила! Он… Только он… Как слепая! Даже не чувствовала толчков под сердцем… Хотя была уже на шестом месяце… Я думала, что он внутри меня мой маленький, и он защищен… О том, что ночую у него в барокамере, никто из врачей не знал. Не догадывался… Пускали меня медсестры. Первое время тоже уговаривали: «Ты – молодая. Что ты надумала? Это уже не человек, а реактор. Сгорите вместе». Я, как собачка, бегала за ними… Стояла часами под дверью. Просила-умоляла… И тогда они: «Черт с тобой! Ты – ненормальная». Утром перед восьмью часами, когда начинался врачебный обход, показывают через пленку: «Беги!». На час сбегаю в гостиницу. А с девяти утра до девяти вечера у меня пропуск. Ноги у меня до колен посинели, распухли, настолько я уставала… Пока я с ним… Этого не делали… Но, когда уходила, его фотографировали… Одежды никакой. Голый. Одна легкая простыночка поверх. Я каждый день меняла эту простыночку, а к вечеру она вся в крови. Поднимаю его, и у меня на руках остаются кусочки его кожи, прилипают. Прошу: «Миленький! Помоги мне! Обопрись на руку, на локоть, сколько можешь, чтобы я тебе постель разгладила, не покинула наверху шва, складочки». Любой шовчик – это уже рана на нем. Я срезала себе ногти до крови, чтобы где-то его не зацепить. Никто из медсестер не мог подойти, прикоснуться, если что-нибудь нужно, зовут меня. И они фотографировали… Говорили, для науки. А я бы их всех вытолкнула оттуда! Кричала бы! Била! Как они могут! Все мое… Все любимое… Если бы я могла их туда не пустить! Если бы… Выйду из палаты в коридор… И иду на стенку, на диван, потому что я их не вижу. Говорю дежурной медсестре: «Он умирает». – Она мне отвечает: «А что ты хочешь? Он получил тысяча шестьсот рентген, а смертельная доза четыреста. Ты сидишь возле реактора». Все мое… Все любимое. Когда они все умерли, в больнице сделали ремонт… Стены скоблили, взорвали паркет и вынесли… Столярку.

Дальше… Последнее… Помню вспышками… Обрыв…

Ночь сижу возле него на стульчике… В восемь утра: «Васенька, я пойду. Я немножко отдохну». Откроет и закроет глаза – отпустил. Только дойду до гостиницы, до своей комнаты, лягу на пол, на кровати лежать не могла, так все болело, как уже стучит санитарка: «Иди! Беги к нему! Зовет беспощадно!» А в то утро Таня Кибенок так меня просила, молила: «Поедем со мной на кладбище. Я без тебя не смогу». В то утро хоронили Витю Кибенка и Володю Правика… С Витей они были друзья… Мы дружили семьями… За день до взрыва вместе сфотографировались у нас в общежитии. Такие они наши мужья там красивые! Веселые! Последний день нашей той жизни… Такие мы счастливые! Вернулась с кладбища, быстренько звоню на пост медсестре: «Как он там?» – «Пятнадцать минут назад умер». Как? Я всю ночь у него. Только на три часа отлучилась! Стала у окна и кричала: «Почему? За что?» Смотрела на небо и кричала… На всю гостиницу… Ко мне боялись подойти… Опомнилась: напоследок его увижу! Увижу! Скатилась с лестницы… Он лежал еще в барокамере, не увезли… Последние слова его: «Люся! Люсенька!» – «Только отошла. Сейчас прибежит», – успокоила медсестра. Вздохнул и затих… Уже я от него не оторвалась… Шла с ним до гроба… Хотя запомнила не сам гроб, а большой полиэтиленовый пакет… Этот пакет… В морге спросили: «Хотите, мы покажем вам, во что его оденем». Хочу! Одели в парадную форму, фуражку наверх на грудь положили. Обуть не обули, не подобрали обувь, потому что ноги распухли… Парадную форму тоже разрезали, натянуть не могли, целого тела уже не было… Все – рана… В больнице последние два дня… Подниму его руку, а кость шатается, болтается кость, тело от нее отошло… Кусочки легкого, кусочки печени шли через рот… Захлебывался своими внутренностями… Обкручу руку бинтом и засуну ему в рот, все это из него выгребаю… Это нельзя рассказать! Это нельзя написать! И даже пережить… Это все такое родное… Такое любимое… Ни один размер обуви невозможно было натянуть… Положили в гроб босого…

На моих глазах… В парадной форме его засунули в целлофановый мешок и завязали… И этот мешок уже положили в деревянный гроб… А гроб еще одним мешком обвязали… Целлофан прозрачный, но толстый, как клеенка… И уже все это поместили в цинковый гроб… Втиснули… Одна фуражка наверху осталась…

Съехались все… Его родители, мои родители… Купили в Москве черные платки… Нас принимала чрезвычайная комиссия. И всем говорила одно и то же, что отдать вам тела ваших мужей, ваших сыновей мы не можем, они очень радиоактивные и будут похоронены на московском кладбище особым способом. В запаянных цинковых гробах, под бетонными плитками. И вы должны этот документ подписать… Если кто-то возмущался, хотел увезти гроб на родину, его убеждали, что они, мол, герои и теперь семье уже не принадлежат. Они уже государственные люди… Принадлежат государству. Сели в катафалк… Родственники и какие-то военные люди. Полковник с рацией… По рации передают: «Ждите наших приказаний! Ждите!» Два или три часа колесили по Москве, по кольцевой дороге. Опять в Москву возвращаемся… По рации: «На кладбище въезд не разрешаем. Кладбище атакуют иностранные корреспонденты. Еще подождите». Родители молчат… Платок у мамы черный… Я чувствую, что теряю сознание. Со мной истерика: «Почему моего мужа надо прятать? Он – кто? Убийца? Преступник? Уголовник? Кого мы хороним?» Мама: «Тихо, тихо, дочечка». Гладит меня по голове… Полковник передает: «Разрешите следовать на кладбище. С женой истерика». На кладбище нас окружили солдаты… Шли под конвоем… И гроб несли… Никого не пустили… Одни мы были… Засыпали моментально. «Быстро! Быстро!» – командовал офицер.

Даже не дали гроб обнять… И – сразу в автобусы… Все крадком… Мгновенно купили и принесли обратные билеты… На следующий день. Все время с нами был какой-то человек в штатском, с военной выправкой, не дал даже выйти из гостиницы и купить еду в дорогу. Не дай Бог, чтобы мы с кем-нибудь заговорили, особенно я. Как будто я тогда могла говорить, я уже даже плакать не могла. Дежурная, когда мы уходили, пересчитала все полотенца, все простыни… Тут же их складывала в полиэтиленовый мешок. Наверное, сожгли… За гостиницу мы сами заплатили… За четырнадцать суток…

Клиника лучевой болезни – четырнадцать суток… За четырнадцать суток человек умирает…

Дома я уснула. Зашла в дом и повалилась на кровать. Я спала трое суток… Приехала «Скорая помощь». «Нет, – сказал врач, – она не умерла. Она проснется. Это такой страшный сон». Мне было двадцать три года…

Я помню сон… Приходит ко мне моя умершая бабушка, в той одежде, в которой мы ее похоронили. И наряжает елку. «Бабушка, почему у нас елка? Ведь сейчас лето?» – «Так надо. Скоро твой Васенька ко мне придет». А он вырос среди леса. Я помню сон. – Вася приходит в белом и зовет Наташу. Нашу девочку, которую я еще не родила. Уже она большая. Подросла. Он подбрасывает ее под потолок, и они смеются… А я смотрю на них и думаю, что счастье – это так просто. Я сню… Мы бродим с ним по воде. Долго-долго идем… Просил, наверное, чтобы я не плакала… Давал знак. Оттуда… Сверху… (Затихает надолго.)

Через два месяца я приехала в Москву. С вокзала – на кладбище. К нему! И там на кладбище у меня начались схватки… Только я с ним заговорила… Вызвали «Скорую»… Рожала я у той же Ангелины Васильевны Гуськовой. Она меня еще тогда предупредила: «Рожать приезжай к нам». На две недели раньше срока родила…

Мне показали… Девочка… «Наташенька, – позвала я. – Папа назвал тебя Наташенькой». На вид здоровый ребенок. Ручки, ножки… А у нее был цирроз печени… В печени – двадцать восемь рентген… Врожденный порок сердца… Через четыре часа сказали, что девочка умерла… И опять, что мы ее вам не отдадим! Как это не отдадите?! Это я ее вам не отдам! Вы хотите ее забрать для науки, а я ненавижу вашу науку! Ненавижу! Она забрала у меня сначала его, а теперь еще хочет… Не отдам! Я похороню ее сама. Рядом с ним… (Молчит.)

Все не те слова вам говорю… Не такие… Нельзя мне кричать после инсульта. И плакать нельзя. Потому и слова не такие… Но скажу… Еще никто не знает… Когда я не отдала им мою девочку… Нашу девочку… Тогда они принесли мне деревянную коробочку: «Она – там». Я посмотрела… Ее запеленали… Она в пеленочках… И тогда я заплакала: «Положите ее у его ног. Скажите, что это наша Наташенька».

Там, на могилке не написано: Наташа Игнатенко… Там только его имя… Она же была без имени, без ничего… Только душа… Душу я там и похоронила…

Я прихожу к ним всегда с двумя букетами: один – ему, второй – на уголок кладу ей. Ползаю у могилы на коленках… Всегда на коленках… (Бессвязно). Я ее убила… Я… Она… Спасла… Моя девочка меня спасла, она приняла весь радиоудар на себя, стала как бы приемником этого удара. Такая маленькая. Крохотулечка. (Задыхаясь) Она спасла… Но я любила их двоих… Разве… Разве можно убить любовью? Такой любовью!!… Почему это рядом? Любовь и смерть… Вместе… Кто мне объяснит? Ползаю у могилы на коленках… (Надолго затихает).

…В Киеве мне дали квартиру. В большом доме, где теперь живут все, кто с атомной станции. Квартира большая, двухкомнатная, о какой мы с Васей мечтали. А я сходила в ней с ума! В каждом углу, куда ни гляну – везде он… Начала ремонт, лишь бы не сидеть, лишь бы забыться. И так два года… Сню сон… Мы идем с ним, а он идет босиком… «Почему ты всегда необутый?» – «Да потому, что у меня ничего нет». Пошла в церковь… Батюшка меня научил: «Надо купить тапочки большого размера и положить кому-нибудь в гроб. Написать записку – что это ему». Я так и сделала… Приехала в Москву и сразу – в церковь. В Москве я к нему ближе… Он там лежит, на Митинском кладбище… Рассказываю служителю, что так и так, мне надо тапочки передать. Спрашивает: «А ведомо тебе, как это делать надо?» Еще раз объяснил… Как раз внесли отпевать дедушку старого. Я подхожу к гробу, поднимаю накидочку и кладу туда тапочки. «А записку ты написала?» – «Да, написала, но не указала, на каком кладбище он лежит». – «Там они все в одном мире. Найдут его». У меня никакого желания к жизни не было. Ночью стою у окна, смотрю на небо: «Васенька, что мне делать? Я не хочу без тебя жить». Днем иду мимо детского садика, стану и стою… Глядела бы и глядела на детей… Я сходила с ума! И стала ночью просить: «Васенька, я рожу ребенка. Я уже боюсь быть одна. Не выдержу дальше. Васенька!!» А в другой раз так попрошу: «Васенька, мне не надо мужчины. Лучше тебя для меня нет. Я хочу ребеночка». Мне было двадцать пять лет…

Я нашла мужчину… Я все ему открыла. Всю правду – что у меня одна любовь, на всю жизнь… Я все ему открыла… Мы встречались, но я никогда его в дом к себе не звала, в дом не могла… Там – Вася… Работала я кондитером… Леплю торт, а слезы катятся… Я не плачу, а слезы катятся… Единственное, о чем девочек просила: «Не жалейте меня. Будете жалеть, я уйду». Я хотела быть, как все…

Принесли мне Васин орден… Красного цвета… Я смотреть на него долго не могла… Слезы катятся…

…Родила мальчика. Андрей… Андрейка… Подруги останавливали: «Тебе нельзя рожать», и врачи пугали: «Ваш организм не выдержит». Потом… Потом они сказали, что он будет без ручки… Без правой ручки… Аппарат показывал… «Ну, и что? – думала я. – Научу писать его левой ручкой». А родился нормальный… красивый мальчик… Учится уже в школе, учится на одни пятерки. Теперь у меня есть кто-то, кем я дышу и живу. Свет в моей жизни. Он прекрасно все понимает: «Мамочка, если я уеду к бабушке, на два дня, ты дышать сможешь?» Не смогу! Боюсь на день с ним разлучиться. Мы шли по улице… И я, чувствую, падаю… Тогда меня разбил первый инсульт… Там, на улице… «Мамочка, тебе водички дать». – «Нет, ты стой возле меня. Никуда не уходи». И хватанула его за руку. Дальше не помню… Открыла глаза в больнице… Но так его хватанула, что врачи еле разжали мои пальцы. У него рука долго была синяя. Теперь выходим из дома: «Мамочка, только не хватай меня за руку. Я никуда от тебя не уйду». Он тоже болеет: две недели в школе, две дома с врачом. Вот так и живем. Боимся друг за друга. А в каждом углу Вася. Его фотографии… Ночью с ним говорю и говорю… Бывает, меня во сне попросит: «Покажи нашего ребеночка». Мы с Андрейкой приходим… А он приводит за руку дочку… Всегда с дочкой… Играет только с ней… Так я и живу… Живу одновременно в реальном и нереальном мире. Не знаю, где мне лучше… (Встает. Подходит к окну). Нас тут много. Целая улица, ее так и называют – чернобыльская. Всю свою жизнь эти люди на станции проработали. Многие до сих пор ездят туда на вахту, теперь станцию обслуживают вахтовым методом. Никто там не живет. У них тяжелые заболевания, инвалидности, но работу свою не бросают, боятся даже подумать о том, что реактор остановят. Где и кому они сегодня нужны в другом месте? Часто умирают. Умирают мгновенно. Они умирают на ходу – шел и упал, уснул и не проснулся. Нес медсестре цветы и остановилось сердце. Они умирают, но их никто по-настоящему не расспросил. О том, что мы пережили… Что видели… О смерти люди не хотят слушать. О страшном… Но я вам рассказывала о любви… Как я любила…».

+1

339

Натали написал(а):

Блин, Словокрыл по тврему сценарию гораздо проще жить....давай будем валить все на Творца. Это не я - это провидение , рука творца.....хорошая отмазка.

Опять чисто эгоистический вывод и заключение.
Только что, в другой теме прочитал эмоциональный рассказик о дауне (твой пост). Вот там Есть размышления что Бог создает и таких людей... и разумных тоже.
От нас лично, это то не зависит. Ни от тебя, ни от меня, не зависит какими мы Есть, были и будем. И в учениях валом про это же... И с этой позиции, ты начинаешь спорить не со мной лично (а от меня ничего не зависит) а с учениями. По этому ты всегда смотришь исключительно только через призму своего эго я сам восприятия. И не можешь сама смотреть на мироздание иначе... со стороны и "глазами" Бога. Хоть и есть много понятий об этом в учениях. И даже намеков, что всё зависит от тебя.... Но от тебя ничего не зависит. А зависит исключительно от мыслей, и ЯРЫХ желаний расколоть скорлупу эгоистической тюрьмы, и выйти за пределы ограниченного эгом сознания.
Но мысли и желания в нас спускаются, и управляют нами. Значит это зависит только от них. А они приходят строго по сценарию, все в определенное время. И если есть в твоем сценарии "судьбе", что ты типа должна расколоть в определенное изначально время, эту эго скорлупу, и выйти сознанием за её пределы, и стать наблюдателем не как ты лично сама строишь мир, или что то делаешь. А как "Бог" творит вселенную, и тебя в ней тоже, и управляет тобой и всем..................
Вот и предполагаю, что Иисус именно так рассматривал мир. Он осознавал, что никто ни в чем не виноват, и нет злых людей, раз всех создал Отец, и все исполняют Его Волю.
И что нет понятий "Грех и праведность". И именно это хотел донести до сведения людям... По этому его и называли "Спаситель и тот кто снимет все грехи с человечества". Но как видишь, миссия не удалась. Все люди и ты в том числе, рассматривают мир только с позиции добра и зла, греховности и праведности. Что отрицает все понятия о ведомости Богом всей вселенной. Отрицает то, что Бог всемогущ,............. и без единого сомнения в его всевозможностях. То есть люди тогда сами низвергают Бога с пьедестала всевластия, и ставят себя... своё эго превыше всего. То есть неосознанно нарушается главная заповедь христианства. Которая "по идее" должна быть как наскальная надпись в скрижалях, высечена в восприятии каждого человека.... строя систему
1. Бог превыше всего, в любых, без исключения вариантах.(1я заповедь)
2. Всё что создал Творец, равно по всем параметрам ДЛЯ ТВОРЦА... между собой. (2я заповедь)

Но что мы видим по факту????? Все заповеди не сооблюдаются людьми. Более того, при всех попытках разъяснить людям, это игнорится. Почему так происходит?
И тут опять информационный змей закусывает свой же хвост..."На всё только Воля Отца, а не твоя." То есть всё что происходит, происходит только по воле Отца. Нет на то Воли Отца, что бы люди сами блюли заповеди. Но всё же некоторые люди по воле Отца, сооблюдают их, и осознают всё что происходит. Но для этого нужно расколоть скорлупу эго сознания. Но и для этого нужна Воля и ведомость Отцом.
Так что раз мир состоит из умных и дебилов, то на это воля Отца. И я лично, не могу изменить ни чьё сознание. Ни Сталкера, ни Искателя истины, ни какого то Баптиста, ни ученого академика.
По истинне говориться в учениях, что самая главная книга не библия, а жизнь вокруг, за которой надо наблюдать и осознавать её от первопричины до послеследствия.
И вот когда наступит момент озарения вне эго восприятия, что никто.. даже ты, ничего не Сам.... То это надо ПРИНЯТЬ и начинать жить с этим понятием...Без греха и праведности, и без понятий добра и зла.... -Христо-осознанным Разумом.
А люди и живут по Воле Творца радуясь и печалясь, в любви и ненависти. Увлекаются чем то, и отрицают мир. И Юра точно такой же как эго-я-сам человек. Единственно в Юре живет Словокрыл как Сознание, осознающее Волю на всё Творца. Или Иллюзию мироздания, в которой варится и Юра-Сам, ничем не отличаясь от других... играет свою роль.

0

340

СЛОВОКРЫЛ написал(а):

Опять чисто эгоистический вывод и заключение.
Только что, в другой теме прочитал эмоциональный рассказик о дауне (твой пост). Вот там Есть размышления что Бог создает и таких людей... и разумных тоже.
От нас лично, это то не зависит. Ни от тебя, ни от меня, не зависит какими мы Есть, были и будем. И в учениях валом про это же... И с этой позиции, ты начинаешь спорить не со мной лично (а от меня ничего не зависит) а с учениями.

И не спорю. А высказываю то , что думаю. И думаю я так. Это мое право. Как и твои мысли. И они у каждого свои. О том я тебе уже писала  - у каждого свои " иллюзии" , название не суть.
И еще раз повторю свою точку зрения , если ты не слышешь , обладая иссключительной эмпатией): обстоятельства от нас не зависят , но мысли , поступки это в первую очередь мой выбор , даже если этот выбор неразумный - он мой и обличать Творца или благодарить , я вряд ли буду при этом. От меня лично зависит, что мне читать, да и какие учения учить. И это мой выбор. И от меня зависит " выбор шкафов". И если я по жизни выбираю для себя не то или вернее воспитываю в себе не те качества, то это тоже мой выбор. И у меня своя голова на плечах и ответственность с нее никто не снимал . Мои поступки - моя и ответственность. А не дело рук провидения. И если это эгоизм  по твоему , я и тут спорить не буду, как и искать причины во вне, но только не в себе любимой)
Про людей же  с синдромом дауна ....я не считаю их неразумными....их разум в другом , возможно в сердце. И возможно благодаря Создателю или обстоятельствам им в этом очень повезло. Не приходится выбирать, как жить. Не приходится выбирать или же сопоставлять между добром и злом. И любовь неотъемлимое качество у таких светлых людей ....людей с чистой душой.
И возможно лучше читать такие эмоциональные рассказчики и учиться у них , чем прочесть кучу учений .....и так ничего и не понять....как часто с нами в жизни бывает.

Отредактировано Натали (27-04-2019 08:06:21)

0

341

Натали написал(а):

И не спорю. А высказываю то , что думаю. И думаю я так. Это мое право. Как и твои мысли. И они у каждого свои. О том я тебе уже писала  - у каждого свои " иллюзии" , название не суть.

Вот видишь дорогая... А Юра бы ответил, не у каждого свои... а у каждого разные... А "Своих" нету... это эго восприятие присваивает себе всё. По этому споришь или не споришь не ты. Грешишь или праведничаешь не ты, высказываешь или молчишь не ты. И нет у тебя никаких личных прав. Ну какое право имеет будильник?.. Право будить? Звенеть? Или его таким создали с такими функциями, с таком устройством или миссией. Или радиоприемник... Даже в эзотерике и мистике сказано... не Ты... а через тебя. Не человек сам приходит к целителю, а его приводят. Пусть и с оккультно мистическим уклоном, но всё равно выражается позиция "НЕ Сам." Или квантовая механика, утверждает что ты ни что иное как волна... как проекция. Но разве может волна или проекция что то сама?
И это анализ только одного написанного предложения. Который и дает понять, что пишет тут твоё Эго, от себя лично, присваивая себе всё. Обвиняя мир или оправдывая мир. Но только ОТНОСИТЕЛЬНО себя---эга.
Вот жена пропалывая от сорняков розы, ругается. Она не осознает, что ругает и судит Бога за то, что он их создал. Но раз создал, то богу они зачем то нужны... надо искать зачем?

Выращивал человек зелень на продажу. Постоянно пропалывал от сорняков. Но как то сложилась ситуация, что пришлось ему уехать на 3 месяца в сезон. Приехал, глядь, всё заросло коноплёй. Хотел прополоть. Но тут прохожий просит продать его "дорого" конопли.....
С тех пор, этот человек пропалывает коноплю, от случайно пробивавшегося щавеля. А выращивает коноплю. (шутка конечно... вернее доля шутки)

Натали написал(а):

И еще раз повторю свою точку зрения , если ты не слышешь , обладая иссключительной эмпатией)

Понимаешь ли..... Обладая эмпатией.... приходится входить во всех людей, животных и растения, что встречаются. Анализируя, становится очевидным, что все люди разные. Вплоть до "наоборот". Закономерно, что они как и сказано в учениях, каждый занимается каким то делом. И их сознания плотно связанны именно с ним. И они отвергают всё остальное, кроме тех векторов, которые ими управляют. И выбора личного у людей нет. Вот к примеру ты не можешь сама выбрать мыслить как Словокрыл и понимать его на 100%. Пожилой дворник не может выбрать стать ученым, физиком, химиком или биологом, а то и всё вместе. Никто не может выбрать стать всё знающим, до каждого мизера, от микро мира, до макро мира. Но каждый имеет в себе только вектор от всего. При этом условно - эмоционально отвергает другие вектора. И это факт. Значит выбора у тебя нет. Наипростейший вопрос об этом же,Ю Спросить человека, что он выбирает Сам, когда спит, или мертв? И что ему лично надо в этот момент сна?
А будят человека от сна, входящие в него не его мысли и не его чувства, исходящие из инфо поля в определенное время. И просыпается механизм Эго-Я-Сам.

Натали написал(а):

даже если этот выбор неразумный - он мой и обличать Творца или благодарить , я вряд ли буду при этом.

Зачем обличать не обличимое? Может лучше осознавать процессы?
К примеру... И коня на скаку, и в горящую избу....... Тут явно Разум выключен, и выбор отсутствует, ведут только эмоции... и явно не твои.
И обрати внимание на то... что ДАЖЕ в библии есть раздел "Пророки"!!!!! О чем это тебе скажет? Анализируй как работает механизм названный прорицанием будущего... ЗАВЕРШЕННОГО будущего... в котором уже все пока не проявленные мысли и эмоции, уже проявились своевременно. Сложились все ситуации, которых пока нет... и это произойдет неприменно. Придут мысли архитектору построить башни - близнецы в Америке. Сложатся все ситуации, и они будут построены. Придут мысли террористам, самолетами их разрушать, и это всё ситуационно сложится и произойдет... уже произошло. Должны встретится на Патриарших Берлиоз, Бездомный и Воланд, для беседы. И должна пролиться ситуация именно об этом же... что Берлиозу отрежет голову комсомолка-спортсменка-отличница.... А он не верил, и не обращал на это внимание... и отрицал, как отрицаешь ты Натали.... Но всё что должно произойти, произошло.
И в библии об этом говорилось, Что Адам по плану должен родить Авеля и Каина, Каин родить сына, и так по плану расписана вся цепь, кто кого по "плану божьему" должен родить и родил... Иосиф Иисуса. И ничто не изменилось, ибо не что не может изменить Волю Отца.
И ты после всего этого всё равно скажешь что "Я Сама выбираю". Потому что на это и Воля Отца, и Судьба-сценарий.... как и с Воландом.

И заметь... какой только информации не поступает в мир, через каждого человека, животное, растение, минерал... И это ничто не может изменить. Ибо все изменяющие, иллюзорно считая что они сами... Сами находятся в этом потоке информации. Это Волне, это Иллюзии, как иллюзия. А не творцы иллюзии. И библия утверждает именно это... Люди Творения, а не творцы. А творения не могут Сами творить.

Натали написал(а):

И возможно лучше читать такие эмоциональные рассказчики и учиться у них , чем прочесть кучу учений .....и так ничего и не понять....как часто с нами в жизни бывает.

Понимаешь ли Натали.... Вот в тебе просматривается потенциал рассуждающего, логичного человека. Но почему то ты начинаешь отвергать Факты, игнорить и не замечать их, в определенные ситуации. Не делать выводов, основываясь на них, или науку.
А вообще... Только эго может Судить мир... Судить Бога за то, что мир не правильный он создал. Но копнув... это не ты судишь, а мысли и чувства не твои, но управляющие тобой.
И что кому лучше а кому хуже. Но эго кричит что тебе лично лучше читать эмоциональные рассказики. Чем лезть в науку и философию. Но .... по сути, это равнозначные, не зависящие ни от кого лично, инфо-синтезированные ситуации, которые рулят людьми. Смертными людьми, одинаково умирающими, значит им лично ничего не надо. Они отработали свой сценарий, и покинули этот мир, освобождая место для других таких же.... И это именно так выглядит, если читать книгу Мира, от начала Творения Манвантары. Но и осознавая что она завершена.
Успехов тебе.

0

342

СЛОВОКРЫЛ написал(а):

А "Своих" нету... это эго восприятие присваивает себе всё. По этому споришь или не споришь не ты

Я так чувствую....вот и все)
И еще , я на каком то этапе поняла Грина, о том, что все сказки мы делаем сами своими руками. А сценарий это  своего рода стимул к тем же сказкам. Или же наоборот не до сказок, когда руки опускаются. Маяки будут всегда , дальше все же от воли человека ...
Делай то, что ты любишь и делай это постоянно.   Жизнь — это просто. Все эмоции прекрасны. Открой себя для людей. Помни, что нас объединяют наши различия. Не бойся спрашивать. И не бойся отвечать. Не бойся делиться мечтой и делить мечту с кем-то.  Многие возможности появляются лишь однажды. Хватай их. Жизнь — это люди на твоем пути и то, что ты создаешь вместе с ними. Жизнь - это момент. Создавай их. И помни, жизнь - это быстро.

Отредактировано Натали (29-04-2019 21:53:30)

+1

343

http://bestsmileys.ru/funi01108.gif

Отредактировано Рэнди Варан (30-04-2019 08:40:35)

0

344

Отэта любовь... отэто я понимаю)  а ведь баба - генерал))http://www.mysticism.ru/Smileys/default/132568.gif 

0

345

Но так мне лично больше нравится.. както больше по душе) :

0

346

http://sd.uploads.ru/t/Ce3z7.jpg

0

347

http://s8.uploads.ru/t/8m4lv.jpg

0

348

http://s3.uploads.ru/t/hrpjK.jpg

0

349

К столетию со дня рождения Марион Дёнхоф, 29 ноября 2009 года, в Германии была выпущена памятная монета достоинством 10 евро с надписью: “Любить, не владея”.

Если вдуматься, вполне наш девиз. Мы ведь тоже любим то, чем давно владеют другие... Но, как и у “красной графини”, любовь наша от этого сознания почему-то не становится меньше.

Ну а “прогулки” - продолжаются.

0

350

Panda написал(а):

“Любить, не владея”.

Влюблённость - вреднючий миф, терпеть его не могу. Многие всерьёз думают, что отношения начинаются с влюблённости. И ждут её, заглядывая в глаза каждому встречному - не он ли? А решив -«Он!», рисуют на лбу приговорённого мишень и стреляют наверняка.

Объявив себя влюблёнными, мы словно получаем права на другого человека. Мы тащим его в отношения, не считаясь с его собственными намерениями и интересами. Мы торопимся, теребим, требуем взаимности, давим и прилипаем, не замечая собственной назойливости и не давая шанса появиться взаимным чувствам. Что же заставляет нас варить борщи и присматривать свадебное платье, вместо того, чтобы просто ходить на свидания и наслаждаться романтической лёгкостью первых встреч?

Влюблённость - это основанное на наших желаниях предположение о том, каким может оказаться человек, о реальных качествах и намерениях которого пока ничего неизвестно. Когда нам слишком сильно хочется отношений, побыстрее и во что бы то ни стало, убедить себя в том, что вот этот симпатичный парень - то, что надо, совсем не сложно. Обходясь с этим предположением как с реальным фактом, мы немножечко сходим с ума. Мы грезим наяву и строим планы, не замечая, что танцуем в одиночестве.

Влюблённость - это, скорее, отношения с собой, чем с партнёром. Вы влюбились в этого парня потому что увидели в нём всё, что хотели увидеть. Вы смотрели собственное кино, используя другого человека как экран. Вы его попросту придумали. Да-да, вся неистраченная нежность, понимаю. Только не называйте это любовью - ведь нельзя любить то, чего не знаешь. Можно нафантазировать, можно поместить в человека свои самые сладкие ожидания и начать его за это преследовать. И знаете что? Нет ничего более отталкивающего, чем докучливая и настойчивая женщина, одержимая лишь собственными миражами и собственными целями. Со стороны всегда хорошо видно - настоящие качества и даже переживания объекта влюблённости не так уж и важны: на его месте легко мог бы оказаться кто-то другой.

Если вы хотите отношений, а не очередной безумной истории, после которой хочется лишь хорошенько помыться, учитесь не сходить с ума. Имейте смелость смотреть на партнера, а не свои сны о нём. Стройте отношения, начиная с постепенного и осторожного узнавания друг друга, с небыстрого и безопасного сближения. В противном случае «Он такой-сякой, но я ж влюбилась, что поделаешь» будет вашим бесконечно повторяющимся сценарием.

Natalia Dorfman-Chiarini

+1


Вы здесь » РАМТА - ЭЗОТЕРИКА » ЛЮБОВЬ » КАК НУЖНО ЛЮБИТЬ


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC