__ __

РАМТА - ЭЗОТЕРИКА

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » РАМТА - ЭЗОТЕРИКА » АДВАЙТА и Дзен 禅 » Банальная Истина


Банальная Истина

Сообщений 61 страница 90 из 95

61

SERGXXX написал(а):

Ну так-то повар не знает и принципа нагрева и влияние на приготовления пищи и изменнений происходящих в составе и воздействие хим состава на вкусовые рецеторы, а они тоже оказывается работают по разному у человека....и многое чего другого, что связано с его родом деятельности

Неадекватен (не ориентируется ,не знает что делать ) именно в конкретной ситуации , а не вообще . Как можно ориентироваться в бескрайней пустоте , где зацепиться не за что . В одной научной книжке говорилось :"Пустота - отнюдь не пуста. Не пустая пустота называется - вакуум , хотя это всего лишь перевод слова «пустота» на латинский язык. " Ты хоть тресни , ничего с ней не сделаешь . http://yapro.ru/javascript/jquery.lebnik.Comments/smiles/33.gif

0

62

Что хочешь сказать что пустота это механизм - в выражение свойств материи...которые мы изучаем и повторяем... http://yapro.ru/javascript/jquery.lebnik.Comments/smiles/37.gif

0

63

Нефанат написал(а):

Неадекватен (не ориентируется ,не знает что делать ) именно в конкретной ситуации , а не вообще . Как можно ориентироваться в бескрайней пустоте , где зацепиться не за что . В одной научной книжке говорилось :"Пустота - отнюдь не пуста. Не пустая пустота называется - вакуум , хотя это всего лишь перевод слова «пустота» на латинский язык. " Ты хоть тресни , ничего с ней не сделаешь .

Вакуум - это состояние материи. Пока мы не можем его исследовать...................но это не пустота. Думаю что то, что называют Пустотой - тоже состояние первичной энергии творения....................Просто мы не можем её пока ни обнаружить ни исследовать какими-либо приборами................Ну например - как когда-то рентгеновское излучение.

0

64

SERGXXX написал(а):

Что хочешь сказать что пустота это механизм - в выражение свойств материи...которые мы изучаем и повторяем...

Не хочу я этого говорить . Наоборот ,если не рассматривать с собой (сознание) вместе ,как целое , она «пустота» не имеет решения(непознаваема)и не имеет смысла , чтобы о ней вообще говорить .

0

65

Ну наверно сознание выискивает в материи - пустоту и выражает её в форму.

Отредактировано SERGXXX (02-04-2016 20:27:27)

0

66

Триглас написал(а):

Вакуум - это состояние материи

Материи состоящей из гипотетических струн ,которых никто не видел , и материи составляющей множественные Вселенные , которые неизвестно где находятся . Наука скоро родит из себя мистику . Я все мистические новости там читаю !

Отредактировано Нефанат (02-04-2016 21:08:03)

0

67

Триглас написал(а):

Вакуум - это состояние материи.


Вероятнее это относится к понятию физический вакуум - и создать абсолютной вакуум наверно невозможно с открытием новых частиц ,теорий вещества ... вакуум это пространство в котором отсутствует и вещество и энергия - ну будет ли тогда в нем пространство.

Отредактировано SERGXXX (03-04-2016 16:34:03)

0

68

Есть ещё гипотеза, что пространство/пустота/вакуум ни что иное как - тёмная энергия , Мрак растаскивающий галактики и их скопления .

0

69

Нефанат написал(а):

Материи состоящей из гипотетических струн ,которых никто не видел , и материи составляющей множественные Вселенные , которые неизвестно где находятся . Наука скоро родит из себя мистику . Я все мистические новости там читаю !

Я приверженец науки.............но фанатам науки говорю - Наука знает примерно 3% тех закономерностей, которые есть на Земле. Во вселенной их на порядки больше.
Если сие учесть и не требовать от науки невозможного............................то вполне можно её (науку) использовать. Мистика - тоже наука................................но для невежд она тайна...................Надеюсь хоть с этим ты согласен? Ведь Мистику изучают. А изучать можно только то, что имеет закономерности и доступно для понимания.
Но любое явление природы становится понятным и доступным после того, как кто-то потратит усилия и время на изучение.

0

70

SERGXXX написал(а):

Вероятнее это относится к понятию физический вакуум - и создать абсолютной вакуум наверно невозможно с открытием новых частиц ,теорий вещества ... вакуум это пространство в котором отсутствует и вещество и энергия - ну будет ли тогда в нем пространство.

Скажи мне, о научный светоч - Магнитное поле проникает через слой вакуума? Если есть колба от стеклянного термоса - можешь даже эксперемент поставить! И вот, положив в колбу кусочек стали, ты подносишь магнит к колбе..................................Как же магнитное поле проникает через вакуум? И есть ли в вакууме в этот момент энергия?

0

71

Нефанат написал(а):

Есть ещё гипотеза, что пространство/пустота/вакуум ни что иное как - тёмная энергия , Мрак растаскивающий галактики и их скопления .

Гипотез много и каждую проталкивают её сторонники.............Нам рядовым физикам-любителям остаётся ждать - какую теорию докажут на практике!

0

72

Ты хочешь сказать - что это абсолютный вакуум ... я не знаю, я оперирую термином вакуум - пустота . и всего-то спросил не исчезнет ли пространство в пустоте.

Отредактировано SERGXXX (03-04-2016 18:16:57)

0

73

Триглас написал(а):

Наука знает примерно 3% тех закономерностей, которые есть на Земле. Во вселенной их на порядки больше.Если сие учесть и не требовать от науки невозможного............................то вполне можно её (науку) использовать. Мистика - тоже наука................................но для невежд она тайна...................Надеюсь хоть с этим ты согласен? Ведь Мистику изучают. А изучать можно только то, что имеет закономерности и доступно для понимания.Но любое явление природы становится понятным и доступным после того, как кто-то потратит усилия и время на изучение.

С этими утверждениями я полностью согласен . Но когда пытаешься предоставить хоть какие-то доказательства , а добыть их не просто ,из области психических явлений на научных форумах , темы закрывают для просмотров или отправляют в утиль , а тебя банят  и выносят предупреждения. Как мне относится к этой фанатичной тусовке , с любовью и нежностью ?

0

74

SERGXXX написал(а):

Ты хочешь сказать - что это абсолютный вакуум ... я не знаю, я оперирую термином вакуум -

Это - то и сбивает с пантылыку..................Мы привыкли к физическому термину...........................Вакуум - вещество - непонятно для нас. Но возможно что некоторые учёные правы (Тесла например) и вакуум - кладовая энергии! Теория Теслы мне ближе чем теория Эйнштейна, ибо Тесла реализовал многие постулаты своей теории в виде приборов и действующих механизмов.

SERGXXX написал(а):

не исчезнет ли пространство в пустоте.

Для ответа нужно понять что такое пустота........................её физические параметры так сказать!

SERGXXX написал(а):

я не знаю, я оперирую термином вакуум - пустота . и всего-то спросил не исчезнет ли пространство в пустоте.

Но ведь физический вакуум существует в пространстве....................Спор лишь в том - есть ли там энергия и если есть - в каком виде и как её использовать.

Нефанат написал(а):

когда пытаешься предоставить хоть какие-то доказательства , а добыть их не просто ,из области психических явлений на научных форумах , темы закрывают для просмотров или отправляют в утиль , а тебя банят  и выносят предупреждения. Как мне относится к этой фанатичной тусовке , с любовью и нежностью ?

Фанатичность хороша для добычи истины а не для её защиты...................Учёный, не признающий никаких возражений против любимой теории - не учёный. Общайся с учёными (это ответ и совет).

0

75

Триглас написал(а):

Фанатичность хороша для добычи истины а не для её защиты...................Учёный, не признающий никаких возражений против любимой теории - не учёный. Общайся с учёными (это ответ и совет).

Общался с самыми настоящими (с целым коллективом самых передовых) , сказали ,чтобы признали твою работу , тебе надо очень долго жить . Наверно лет сто или триста , не знаю смогу ли я ?

0

76

Нефанат написал(а):

Общался с самыми настоящими (с целым коллективом самых передовых) , сказали ,чтобы признали твою работу , тебе надо очень долго жить . Наверно лет сто или триста , не знаю смогу ли я ?

Это ерунда - всё зависит от накопленных тобою данных и доказательств! Если твои доказательства всеобъемлющи и неопровержимы - обеспечен памятник при жизни и Нобелевская (или Шнобелевская.........есть и такая) премия!
Если не секрет - в чём твои научные интересы?...................мож помогу чем!

0

77

Индивидуальные восприятия и содержания относят к области психологии , к искусству ,но никак не к точным наукам ,считая их субъективными . Мне довелось испытать серию или цикл из четырёх событий периодом в три месяца . Чувства отождествляются с чем либо: с музыкой , со встречами и расставаниями и т.д. В данном случае отождествление было с фазами положения Земли относительно Солнца .События происходили в дни между равноденствиями и солнцестояниями деля год на восемь частей . Явление редкое ,поэтому сложно доказать, что события одинаковые у всех , кто их воспринимал (в чем у меня сомнений нет , т.к. это цикл) . Доказательство одинаковости определило бы этот случай в область точных наук. Я попытался найти следы таких свидетельств . Получилась работа из двух достаточно древних систем знаков . Но увы этих доказательств оказалось недостаточно , а других мне найти пока не удалось .

0

78

Триглас написал(а):

Indiana написал(а):

    Не так просто выйти из системы.
    Еще сложнее покинуть ее, не покидая ее.


http://www.kolobok.us/smiles/artists/just_cuz/JC_thinking.gif   http://s9.rimg.info/317f4d641f653e8e1837ff3150114926.gif


Это примерно об этом:   http://www.mysticism.ru/Smileys/default/177717f13d5c1ed0631041f8550e4c3e.gif

Сознавать всю иллюзорность систем/программ/ролей, будучи в них, и одновременно сознанием быть вне их. Взгляд на себя, на саму жизнь, какбы со стороны.

"Моя жизнь в Боге."

"Однажды после игры я просто сидел на краю поляны, расслабившись. Внезапно мой дух начал раскрываться, словно я начал вспоминать что-то забытое. Я почувствовал необычайное единство со всей вселенной, и блаженство, которое разливалось во мне.

Я как бы на время стал поляной, кустами, детьми, дорогой, домами и всем, что мог видеть вокруг. Это было так необычно, что я замер, боясь пошевелиться.

Мои друзья звали меня играть, но мне надо было побыть одному, чтобы не потерять это переживание. Я сказал, что мне надо идти домой и пошел к себе.

Дома родителей не было. Я достал ключ из «тайного места» за дверью, вошел, и спустился по лестнице вниз.

Состояние не исчезало, а наоборот углублялось. Не теряя его, я походил по двору, зашел под навес. Внезапно я ощутил свое чувство «Я», как что-то настолько гигантское, глобальное, непостижимое, вечное и бесконечное, что у меня аж дух захватило, а в ушах послышался то ли звон, то ли свист.

Я замер, задав себе вопрос: что есть это «Я»?

Я сильно сосредоточился на своем «Я», и осознавал некоторое время очень остро и отчетливо: «Я», «это Я», «Я-есть!»

Будучи в этом «Я-есть» я как бы увидел его всеохватывающую, всепронизывающую тонкость, и, увидев, сразу же вошел в нее глубже. Я почувствовал, как эта тонкость начала расширяться во мне, охватывая все большее и большее пространство. Расширение не прекращалось еще минут пятнадцать. Оно вызывало восторг и благоговение.

Я не испугался, а просто оставался в нем, наслаждаясь его необычностью. Мне оно показалось очень знакомым, родным. Казалось, я просто забыл то, что всегда знал, а вот теперь снова вспомнил.

***

Прошло тридцать восемь лет с того момента, но я помню его, как будто это было вчера. Это «Я есть» ничуть не изменилось, не ушло, только стало гораздо более гибким, мощным и глубоким.

Это воспоминание открыло совершенно новый этап в моей жизни, когда я стал со стороны смотреть на игры, других детей, взрослую жизнь, с ее проблемами и ценностями.

После него я уже не мог остаться прежним. Я быстро, очень быстро повзрослел после этого переживания. Все, что было накоплено в моем детском уме до этого, было освобождено и оставлено ради этого нового и великого «Я». Это «Я» было самой сутью всего Божественного, что есть во вселенной. Так это я чувствовал.

***

Я сохранил адекватность в таком возрасте только потому, что уже и так чувствовал свою внутреннюю неадекватность, и имел некоторый опыт самодостаточности, отрешения от мира, игры с миром и другими людьми. Я хорошо и ясно провел для себя границу между собой и своими опытами, всеми людьми и остальным миром. И никогда не нарушал ее.

***

Ничто не могло увлечь меня с тех пор, так как это «Я-есмь» всегда стояло между мной и любым переживанием, показывая его иллюзорность.

Был, правда, один вопрос, который некоторое время все же беспокоил меня: как мне жить в теле ребенка с этим новым состоянием? Как ходить в школу, учиться, вести себя с родителями - с тем Нечто, что прочно поселилось у меня внутри? Ведь я был еще очень мал, а то, что оказалось у меня внутри, было гораздо большим, чем родители, школа, друзья, да что там - большим, чем весь мир!

Я, в силу легкости характера, интуитивно решил этот вопрос для себя очень просто: это Нечто я стал скрывать везде и всюду, как только мог. Чтобы скрывать его, я научился старательно играть разные роли, когда это требовалось - хорошего сына, идеального октябренка, а затем пионера-школьника, друга, спортсмена и т.д. Все это казалось мне забавной секретной игрой, похожей на игру в шпионов, а играть я любил, очень любил.

Игра, хранение тайны, со временем стала для меня главной линией в жизни. Я, в каком-то смысле, перестал с тех пор жить как ребенок и начал играть, азартно, радостно и как-то совсем не по-детски. Игра ради других стала плавно заполнять мою жизнь.

***

Но я был абсолютно нормален! Я был сверхнормален. Я играл, развлекался иногда тем, что, подыгрывая другим детям, специально проигрывал в футбол и другие игры.

Я менялся с ними игрушками не в свою пользу, чтобы сделать их более радостными.

Мне-то было все равно, я был счастлив и так, непоколебимо оставаясь в «Я-есмь»-пространстве. Но я чувствовал, что вокруг меня есть другие «Я-есмь», единые со мной, и эти другие «Я» чего-то сильно желали, хотели, стремились что-то получить. Я думал: «Почему бы не дать им это хотя бы немного, если мы все есть Одно?» А вот залезать на камень и рассказывать детям о бесконечности я перестал. Слишком уж было невыразимым, запредельным и великим то новое сознание, что открылось во мне. Слушать о нем надо было уже не детям, а взрослым, склонив головы, в вере, молчании, благоговении и тишине. Или вообще не слушать.

Я же предпочел остаться обычным играющим мудрым ребенком.

Думаю, если бы я был ребенком сейчас, в наше время, то меня бы назвали ребенком индиго. Но в то советское время для всех детей названия уже были предопределены...

***

Так, сам того не зная, я преодолел первую ловушку, ждущую йогина на пути к Освобождению, - блаженство.

Мое блаженство подчинилось моей внутренней пустоте и стало единым с ней. По мере растворения мой детский ум школьника второго класса все больше анализировал жизнь, задавая себе вопросы:

Что есть Бог?
Что есть Мир?
Что есть общество?
Что есть авторитет взрослых?
Что есть смысл бытия?
Что есть культура, традиция, общественные ценности, этика и мораль - для того, кто пробудился к высшему «Я»?

Моя внутренняя пустота давно уже знала все ответы на эти вопросы, просто она не формулировала их ясно и четко, пока ум не спрашивал конкретно. Это сны во сне.

Я знал: переживи любой взрослый хотя бы одну пятую моих опытов, от его мнений и убеждений не осталось бы и следа.

Я больше не спал, бодрствуя двадцать четыре часа в сутки, и мне не нужны были мнения спящих людей. То божественное, что пробудилось во мне, само себе было ценностью, мнением, моралью, этикой. Я не мог не следовать этому божественному, не мог не следовать самому себе. Я не мыслил себя отдельным от божественного.

Все иллюзии общества, его пионерско-коммунистической культуры, светской этики и традиционной родительской морали покинули меня, и я больше не надеялся на них. Авторитет родителей, учителей, книг, да что говорить, всего внешнего мира - померк перед переживанием этого великого «Я-есмь». День и ночь я был поглощен этим Всевышним «Я».

Мой дух был свободен, я был полон счастья, и меня постоянно посещали мысли: зачем мне общество и его цели? Все равно это никому не объяснить - так думал я.

Одиночество, уединение на вершинах духа, утрата всяких надежд на мало-мальское понимание со стороны окружающих светских людей - вот судьба любого садху. Это -неизбежная плата за пробуждение. Я понял это слишком рано.

Я готов был заплатить эту плату, и даже гораздо, гораздо более превосходящую, за то, чтобы быть тем, кем я был.

***

Я чувствовал себя бесконечно одиноким, у меня исчезли друзья, человеческие цели в жизни, я утратил всякий интерес к играм со сверстниками, учебе, тем целям и ролям в жизни, которые мне подыскивали родители. Мои сверстники по играм и одноклассники подрастали, они начинали активно интересоваться модными вещами, девушками, автомобилями и с энтузиазмом строили планы на будущее, мечтая, как они будут учиться в вузах, создавать семьи, устраиваться на работу. Помню, в то время среди них считалось престижным плавать на кораблях дальнего плавания за границу.

Они собирались и ходили на дискотеки, на футбол, посещали пивные бары, воображая себя взрослыми. Я же наоборот, все больше и больше отстранялся от любых связей и отношений. Я остро чувствовал иллюзорность, фальшь и бесполезность всего этого, зная, что те переживания, которые были у меня внутри, не оставят камня на камне от всех человеческих планов и ценностей. Я четко понял, что пути и ценности мира людей не являются моими путями и ценностями.

***

Я сохранил адекватность в таком возрасте только потому, что уже и так чувствовал свою внутреннюю неадекватность, и имел некоторый опыт самодостаточности, отрешения от мира, игры с миром и другими людьми. Я хорошо и ясно провел для себя границу между собой и своими опытами, всеми людьми и остальным миром. И никогда не нарушал ее.

***

Он был довольно молод, но чувствовал, будто ему тысяча лет. Еще с самого детства он понял, что его не интересует то, чем живут окружающие люди. Эта черта между ним и людьми была проведена им самим очень давно, без особых раздумий, страхов и колебаний.

Никаких мук непонимания, выяснений отношений, конфликтов с людьми у него никогда не было. Просто он однажды принял это для себя как естественный факт. Как принимают свой цвет глаз или волос, или дождь на улице - без комментариев.

Факт, что люди это люди, а он - другой. У них своя жизнь, у него - своя. Возможно, он тоже - человек (скорее всего, так и есть), но какой-то другой, космический, неземной, с другими генами что ли.

Эта инаковость была настолько вопиющей для него самого, что он думать не мог о том, чтобы обсуждать ее с кем-нибудь из родных или знакомых.

Ему гораздо проще было ее скрывать, тщательно маскировать под маской обычности, мечтательности или даже рубахи-парня, весельчака, закадычного друга, службиста, делающего карьеру или всеобщего любимца. Да мало ли масок и ролей существует в мире! Одно он хорошо знал: живя среди людей, надо жить как люди, уметь говорить как люди и делать вид, будто тебе интересно то, что и людям. Никогда и ни при каких обстоятельствах не следует выдавать себя, так как неизвестно, чем это может закончиться..

Чтобы хоть как-то намекнуть людям на эту реальность, в которой я непрерывно находился днями и ночами, я продолжал писать фантастические рассказы. Это было для меня отдушиной, я их больше никуда не отправлял. Я просто читал их одноклассникам, чтобы хоть как-то повлиять на их сознание, пробудить его, показать, что в этом мире есть нечто великое, запредельное, таинственное, необычное, волшебное, божественное, то, что выходит за наши человеческие представления. Но это лишь еще больше убедило одноклассников во мнении, что я довольно странный человек.

***

Мне было совершенно все равно. Я был до краев наполнен медитацией и мне были смешны все светские планы родителей, которые хотели меня получше устроить в жизни, чтобы все было «как у людей». Я-то как раз совсем не хотел, чтобы у меня все было, как у людей. Я был сам по себе, и мещанское людское счастье с его ценностями меня вовсе не прельщало. Очевидно, моя старая привычка с детства все сглаживать, быть «вещью в себе», по выражению моего друга, не идти на открытый конфликт, не показывать свои убеждения, а, наоборот, тщательно маскироваться, прятать и скрывать себя, играть ту роль, в которой хотели бы меня видеть другие, сработала не в мою пользу. Я отмалчивался, говорил, что, в общем, я вроде бы и не против, а сам думал, как мне поскорее улететь на другую планету или по крайней мере стать монахом, чтобы меня никто не трогал до конца жизни.

***

Родительская любовь... Она всегда грела и окутывала меня. Даже когда я сам внутри был холоден, как ночное звездное небо. Я всегда буду благодарен родителям за все, что они сделали для меня. Но внутри я никогда не слушал их, потому что у меня было знание, которого не было ни у них, ни у моих сверстников, ни у школьных учителей, ни у тех, кого я знал в своей жизни.

Знание чего? Знание Истины.

Того, что я не есть тело и ум, что я на самом деле - есть бесконечный космический разум, полный света.

Родители настаивали, что я должен учиться, а я не мог и не хотел ничего объяснять. Чтобы хоть как-то успокоить отца и мать, я записался на вечерние подготовительные курсы для поступающих в ВУЗы при СПИ - Севастопольском приборостроительном институте, сделав вид, будто собираюсь туда поступать. Курсы были ужасно нудными - математика, физика, геометрия, литература. Я неплохо учился в школе, но чтобы терпеть это и после дневных занятий, зная, что все равно это не мое, нужно было много смирения. Я просто сидел за партой, глядя в пространство и медитировал, как обычно. Это я умел делать в совершенстве еще с четвертого класса. В конце концов - медитировать в школе, дома или в двести шестой аудитории института, в который ты не собираешься поступать - какая разница?

Школа, секция каратэ, лекции в двести шестой аудитории СПИ на улице Гоголя - вот и все, из чего тогда состояла моя внешняя жизнь.

А внутри... Кроме медитации я рисовал на полях тетрадей вместо формул неземные пейзажи других планет, писал фантастические рассказы и тайком от родителей месяцами вынашивал «тайные планы», как же мне покинуть эту «мирскую суету», стать отрешенным отшельником. Да так, чтобы вокруг этого никто не заметил и не мог помешать мне! Время-то было еще то - комунистическо-материалистическо-атеистическое.

Мои родители были сторонниками «строгого воспитания», и «правильной жизни», все это было так характерно для их сурового послевоенного поколения. Даже за одни разговоры на такие темы неизвестно что могло бы быть. Я не любил конфликтов, не хотел никому причинять страданий, а просто стремился жить так, как хотел - быть всегда, день и ночь в том Божественном, что открылось мне, и продолжать медитировать. Жить всегда одному, наедине с Истиной. Но для этого надо было покинуть ту среду, в которой я тогда жил.

Вопрос о выборе будущего, своих ценностей, привязанностях, для меня как таковой вообще не стоял. «У инопланетян привязанностей к земному не бывает» - так иногда я шутил про себя.

Психологически, внутри, я уже давным-давно покинул мир, еще в детстве. Мои ценности, мой смысл бытия и цели в жизни уже давно и твердо сформировались лет в десять-тринадцать, вот только путей их воплощения я тогда не видел по своей молодости. Стоял вопрос, как сделать это практически, внешне, и сделать аккуратно, тихо, не привлекая к себе внимания.

***

Начиная с третьего курса я почти полностью забросил учебу по причине отсутствия хоть какого-то интереса. Ну в самом деле, зачем мне было изучать диалектический материализм, научный коммунизм, философию марксизма-ленинизма, социалистическую политэкономию и оружие массового поражения? Военная психология, военная история еще вызывали во мне хоть какой-то какой отклик. Благодаря привычке с детства много читать, общей эрудиции и высокому интеллекту, я, не учась, без труда все запоминал, и сдавал все зачеты и экзамены на «хорошо» и «отлично». Конечно, я реально сидел в учебных аудиториях, деваться-то некуда, но занимался, как обычно, своими делами, никому не мешая. Медитировал, глядя в пространство перед собой.

***

Хоть мы и считались старшим, третьим курсом, дисциплина в роте и батальоне была весьма строгой, и это многим давило на нервы, ведь курсанты - обычные молодые люди, полные желаний, эгоизма, амбиций и иллюзий, но только в погонах. Трудна была не учеба, а сам подход к жизни и учебе, который пронизывал все. Проверки, проверки, инструктажи, наряды…

Тем не менее, мы даже гордились, что мы - лучшие. Ругались иногда между собой, но и гордились одновременно. Все воспринимали жесткую дисциплину как неизбежность, необходимость, пусть все это и надоело, но так надо. Это военная служба, все знали, куда шли. В конце концов, мы сами сделали свой выбор, а выбор предполагает ответственность.

Моя служба в военном училище проходила легко по причине легкости характера, моей отстраненности, самодостаточности и невовлеченности во все происходящее. Она не ухудшила мою медитацию, напротив, многие переживания углубились именно благодаря аскезе, дисциплине, трудностям и тяготам курсантской жизни. Поэтому я даже благодарен тому, что мне удалось пройти. Я, как и в школе, был тихим «юродивым-хорошистом», который «сам себе на уме». Вернее, на природе ума.

Я привык играть, как обычно утаивая себя, делать, не делая, стремиться, не стремясь, действовать без надежды и страха. Научился хорошо соединять медитацию с жизнью и в совершенстве гибко играть свою роль. Здесь я никому не казался странным, как это было в школе. Это «юродство», наоборот, стало моей естественной натурой. Благодаря ему я всегда был полон огромной внутренней силы, блаженства и отрешения одновременно.

Одиночество, тайна, сокрытие своих опытов, взглядов и убеждений, создание нужных ролей, игра, игра…

На что еще я мог рассчитывать в советской стране с коммунистической культурой, в коммунистическом училище, когда за каждым из нас внимательно и чутко «присматривали» не только свои отцы-командиры, но и партия с ее многочисленными комсоргами, парторгами, замполитами, секретарями, парткомитетами и парткомиссиями?

Кроме этого, все мы хорошо знали, что за нами еще присматривают и особисты, которые, конечно, были в каждом училище и незримо делали свою работу. У нас была даже такая поговорка: «Скорость стука распространяется быстрее скорости звука», что означало примерно следующее: не болтай лишнего; знай: что, где и с кем - можно, а что - нельзя обсуждать, если хочешь сохранить свою карьеру. Такое было время. За «неправильные разговоры» вместо погон лейтенанта и диплома можно было вполне получить погоны матроса и перспективу дослуживать в них на ЧФ.

***

Особенно мне полюбился Андреевский спуск. Там постоянно тусовались с выставками художники-сюрреалисты, с которыми я сошелся, так как у нас было нечто общее. Я вообще всегда любил андеграунд, это как раз то, чем был и я сам. Ведь сам я всегда находился в глубоком экзистенциальном андеграунде, хоть на мне и была военная форма. Я стал часто посещать выставки художников-сюрреалистов, абстракционистов, абсурдистов, примитивистов «митьков», молодежные мини-театры абсурда, хэппенинга, боди-арт выставки, которые тогда уже вовсю расцветали. Дали, Малевич, Кандинский, Серебряков всегда вдохновляли меня, но только не Пикассо.

Моей любимой музыкой тогда, кроме космических тем, был «Желтый звук» Альфреда Шнитке. Все, чего не понимали «люди мира сего», притягивало меня.

Помню, однажды, зайдя на одну такую выставку, я увидел толпу людей, которые что-то слушали и обсуждали. Я подошел поближе. Подиум, арка, колонны. Белый рояль. На нем - стакан водки, на стакане - кусок хлеба и огурец. За роялем - человек в одних трусах. Глядя ввысь, он вдохновенно играет «Лунную сонату» Бетховена. Абсурд земного бытия!

Все мы - актеры в этом театре абсурда. Мы - боги, играющие роли людей. Как же мне все это было близко!

Вся моя жизнь была такой же игрой абсурда. Я был един с Богом... в шинели курсанта третьего курса военно-морского училища.

Мы, будучи бесконечным единым разумом, живем как ограниченные существа, полностью захватившись иллюзией этого мира. Разве это не абсурд?

Я был всем, все было во мне. Мне ничего не было нужно, и никто не был нужен.

Весь мир был един со мной. Я был неописуемо, невероятно счастлив, переполнен божественным! И вовсю юродствовал в душе через эту любовь к «сюру», но разве можно было это хоть кому-то объяснить?

Некоторые курсанты-одноклассники, активисты-коммунисты даже упрекали меня за это, говоря, что мне всегда все равно. Особенно после того, как я отклонил свою кандидатуру на выборах на должность секретаря партбюро класса. Разве мог я им внятно объяснить, кто я такой и что здесь делаю?

Нет, мне было далеко не все равно, я внутри был полон до краев благословением того божественного, что всегда было со мной, того недвойственного абсурда бытия, юродства, веры, магии, гармонии, любви, медитации, непостижимости, но это никак не вписывалось в окружающую реальность. Я был человеком из другой культуры, или даже планеты, и не знал пока, как все это выразить, не нарушая принятых правил и гармонии.

Это ощущение абсурда бытия вылилось в то, что я начал сам для себя писать небольшие научно-философские статьи, и решил серьезно заняться научной работой на кафедре военной психологии и педагогики (ВПП) по теме «Нестандартные психологические ситуации и их роль в формировании эмоционально-волевой устойчивости». Это же ощущение стало притягивать в мою жизнь странных, парадоксальных людей, которые мне попадались в увольнениях и отпусках. Среди них была женщина, контактирующая с инопланетянами, маги, колдуны, экстрасенсы, художники-абсурдисты.

Понемногу я приобщался к магической стороне жизни социума. Я уже давно не искал свой путь, но активно искал способ и язык, которым мог бы его выразить для мира. Но пока, увы, не находил. Мне оставалось лишь, как обычно, все маскировать, скрывать, наглухо прятать, вуалировать, шифровать двойными, тройными смыслами, и этим, надо сказать, я овладел в совершенстве.

Такова жизнь. Люди - это люди, садху - это садху. Садху должен маскировать себя, чтобы не иметь проблем в общении с людьми. Это - закон.

Все происходящее было для меня лилой - азартной игрой ради других, которую я, однако, принял полностью. У меня, конечно, даже во сне не было амбиций сделать карьеру военного. Я жил как умел, среди молодых ребят, так, как мне позволяли обстоятельства моей жизни.

Отец иногда говорил, что я просто «отбывал номер», поскольку дал обещание родителям получить высшее образование и офицерское звание, и должен был его сдержать во что бы то ни стало. Обещания надо выполнять. Рама, царский принц, чтобы исполнить обещание, безропотно удалился на двенадцать лет в изгнание в джунгли и жил отшельником, принимая свою судьбу.

Я честно играл ту роль, которую выбрал, и старался играть ее достойно. Это была не моя роль, это был не мой мир, но сейчас это был мой выбор. Коль я принял его как испытание, свою практику, и дал обещание, я честно и искренне выполнял все, что от меня требовалось. Это была моя карма-йога.

Я очень спокойно переносил так называемые тяготы воинской службы. Я просто был садху, и для меня это было игрой, имитацией, исполнением роли. Живешь среди людей - делай вид, что ты человек.

Медитация набрала силу, стала естественной и по-настоящему соединилась с жизнью.

Мой дух был пробужден, сердце пусто, у меня не было ни надежд, ни планов. Я учился, но не тому, как стать будущим офицером, а тому, как хорошо играть роли в мире людей.

Я учился языку людей, который я пока знал плохо. Мне было, что сказать людям, но их языком я пока не владел в совершенстве. Я наблюдал, был свидетелем происходящего, жил целиком в своем духовном мире, и изображал из себя именно того, кого нужно. А этому я очень хорошо научился с самого детства.

Я плыл по течению своей кармы, играл с ней и спокойно шел к своей цели.

***

Я не знаю, может, это были планы наших командиров, которые перед четвертым курсом решили показать нам «кузькину мать» и преподать суровый урок корабельной жизни и преодоления флотских трудностей. Или это была простая непродуманность, но мы буквально с ног валились. При этом никто не высказывал недовольства, никто не хныкал.

«Надо» - это слово мы учились понимать с первого дня обучения. Это служба, и каждый знал, где он и кто он. Каждому из нас это ясно объяснили еще в первый год. Мы просто ждали, когда же, наконец, все это кончится.

Однажды, уже в конце похода, когда мы двигались из Средиземного моря и шли по Черному морю из Турции в Болгарию, я понял, что мои физические силы на исходе.

Тем не менее, как обычно, я бесстрастно наблюдал все, что происходило вокруг, и был внутри счастлив. Мой дух был спокоен и тверд, но мое тело и энергия были измождены. Я обратился внутри к тому бесконечному божественному, что всегда вело и вдохновляло меня в жизни. Это не был крик отчаявшейся души, нет, я уже давным-давно, еще в шесть лет, забыл, что такое отчаяние, но это был сильный молитвенный призыв, вопрос в пространство, в пустоту, без цели и надежды. Я хотел понять - нужно ли все это? Каков мой путь во внешнем мире? Какова роль? Долго ли еще мне ее играть?

Лежа на койке второго яруса в переполненном жарком кубрике на нижней палубе корабля, засыпая, я послал сильный импульс в окружающее пространство, попросив о духовной помощи и наставлении.

Я не успел уснуть, как у меня возникло удивительное видение наяву...

***

Но я думал совсем о другом. Думал о предсказаниях Гуру, о том, как мне побыстрее уволиться из вооруженных сил и устроить свою жизнь для практики йоги в уединении, о том, как бы мне не слишком огорчать родителей своим решением об увольнении. Я хотел сказать им: «Мое обещание выполнено, теперь я ничем не связан». Но не все оказалось так просто.

В законодательстве совершено неожиданно появилась статья закона, разрешающая офицерам увольнение по собственному желанию только после пяти(!) обязательных лет службы после окончания военного училища. Я почувствовал, что мои надежды на будущее увольнение и жизнь садху в уединении лопнули как мыльный пузырь. Еще пять лет!

Какая-то часть моего «Я» взбунтовалась. Казалось, что это невыносимо, но с другой стороны я всегда жил, что называется, без надежд и страхов, и принял это с каким-то спокойствием, даже безразличием. Я давно привык играть чужие роли. Уже давно, очень давно я жил не так, как хотел бы, в чуждой мне культуре, и плюс-минус пять лет ничего не решали. Я привык постоянно жить в тайне, быть «своим среди чужих, чужим среди своих», маскировать свои взгляды и опыты - это стало уже второй натурой. Именно так всегда жили и живут сейчас сиддхи, существа из других миров среди людей, некоторые маги и колдуны.

Ничего не поделать. Люди и садху живут в разных вселенных. Между ними есть огромная мировоззренческая, этическая, смысловая и ценностная пропасть. Еще я имел предсказание своего Гуру и верил в него.

Служба меня совсем не тяготила, как не тяготило вообще ничего из мира людей. Она меня вообще не волновала, хоть и занимала много времени. Игра, она и есть игра. Все происходило как бы естественно, автоматически. Меня больше волновала моя садхана, а ей ничто не могло помешать.

Итак, я смирился с этим и принял свою судьбу. Я провел свой первый офицерский отпуск дома, у родителей, а затем поехал на Север в Североморск, в отдел кадров политуправления Северного Флота.

С первых секунд пребывания в Мурманске я ощутил удивительную магическую, волнующую атмосферу Севера. Сам воздух, энергетика... Это было именно то, что мне нужно!

***

Я был на хорошем счету и вовремя получил очередное звание - старшего лейтенанта.

Я почувствовал себя более свободным и независимым. Независимым настолько, что осмелился дважды выступить с критикой коммунистической идеологии - один раз на гражданской комсомольской конференции г. Североморска, другой - на общефлотской комсомольской конференции Северного Флота. В присутствии адмирала - члена военного совета, начальника политуправления Северного Флота, я заявил, что у коммунистической идеи в том виде, в каком она сейчас подается, нет перспектив, и идеологию коммунизма надо реформировать на основе идей духовности. В качестве образцов духовности я упомянул философию и практику йоги, веданты и буддизма.

Многие были в растерянности от моего выступления. Никто не ожидал этого.

Я вовсе не был против самой партии, я был за реформу ее идеологии. Идеология нуждалась в новых идеях, людях, формах работы, и я хотел насытить их духовным подходом, потому что хорошо видел, что если эту реформу не осуществить, то это сделает сама жизнь. Время показало, что я был прав.

В те времена говорить с большой трибуны такие вещи молодому лейтенанту, пришедшему служить на флот только после училища, было неслыханной дерзостью, и я хорошо понимал, чем это могло закончиться. Я совсем не был наивен. Хоть на дворе и шла вовсю перестройка, еще никто не догадывался, к чему она приведет. КПСС обладала реальной властью и всемогуществом, и сказать такое в то время было равноценно тому, чтобы поставить крест на своей карьере. Но именно этого я и хотел.

Я думал, может, меня уволят побыстрее, и я, наконец, смогу открыто жить как санньяси, в соответствии с тем, что говорил Гуру.

Мое выступление произвело эффект разорвавшейся бомбы. В то время никто из политработников не смел критиковать КПСС с высоких трибун, шептались - да, но вот чтобы так… В газетах, таких как «Комсомолец Заполярья», «Североморская правда» вышло несколько «разгромных статей», посвященных моему выступлению. Однокурсники по училищу, выступая с трибун, «гневно клеймили» мое выступление на этой конференции. Мой одноклассник Игорь Иванович, подойдя ко мне в перерыве, сказал, что не ожидал от меня такого. Он морально поддержал меня, но спросил:

- Зачем тебе это нужно - идти против течения? Ведь это огромный риск! Есть все шансы быть уволенным, исключенным из партии. Зачем из-за большой политики губить свою карьеру в самом начале?

Мне трудно было объяснить ему, чего я добивался. Я ничего не боялся, во-первых, Гуру еще четыре года назад предсказал, что скоро исчезнет и КПСС, и СССР. Я верил и чувствовал, что это произойдет очень скоро, во-вторых, и сам хотел, чтобы меня побыстрее уволили. В-третьих, для меня это была игра, иллюзия, которой я откровенно наслаждался и развлекался. Я играл, но военно-партийно-комсомольский мир вокруг меня принимал это всерьез, бурлил, обсуждал мои идеологические позиции и «ошибки». Ведь я был садху, ищущим суть вещей. Какое мне было дело до карьеры и политики? Но так складывалась моя карма, что приходилось играть во все это.

Многие ожидали, что меня накажут. Мой начальник и сослуживец из политотдела Виктор Кучин сказал, что я вышел на трибуну и своим выступлением отобрал погоны капитана первого ранга у своего начальника, нач. политотдела капитана второго ранга Маршикова.

Но, к удивлению всех, произошло все наоборот. Я был вызван на ковер к адмиралу зам. начальника политуправления СФ, и честно изложил ему свои взгляды. Моя искренность, политическая грамотность его удивили. Мы долго беседовали о кризисе старой идеологии, необходимости новых идеалов, смысле жизни и службе. Он, вместо того, чтобы упрекать меня, начал оправдываться передо мной. Я увидел искреннего, усталого человека, который понимает меня, но в силу своего положения стремится хоть как-то поддержать баланс.

Мне после этой конференции предложили… повышение, самостоятельную должность на сторожевом корабле. Я отказался.

На этом мой «бунт» не закончился. Я продолжал гнуть свою линию. На очередном собрании в части, где было голосование за старую идеологическую платформу КПСС и новую «демократическую», которую, кстати, начальство считало оппозиционной и диссидентской, я выступил с поддержкой демократической платформы. Меня неожиданно тихо поддержали другие, старшие офицеры, хотя они и побаивались за свою судьбу.

Друзья стали называть меня диссидентом, но это никак не отразилось на моей жизни.

Было такое впечатление, будто меня оберегает невидимая сила. Все, что бы я ни делал, оказывалось, в конце концов, правильным, сбывалось и подтверждало мою правоту.

Я уверен, это действовала моя внутренняя сила садху и благословение Гуру Брахмананды.

В то время я каждый день думал о нем, все больше и больше убеждаясь в пророческой силе его слов. Все, что он сказал мне в 1987 году, медленно, но верно сбывалось.

В одночасье в 1991 году развалился Советский Союз, ушли в «самостийность» союзные республики, лопнула коммунистическая идеология. КПСС развалилась, комсомол тоже.

КПСС, вместо ведущей и направляющей силы, стала изгоем. Бывшие коммунисты выбрасывали партбилеты. Партучет был закрыт уже полгода. Все, казалось, пребывали в растерянности, не зная как им жить дальше.

Я хоть и ходил на службу, но все больше отдалялся от социума, занимаясь своей практикой. Моя жизнь складывалась вполне удачно. Все вокруг, казалось, только и были озабочены своим выживанием, должностями и политикой. Меня не замечали на службе, всем было не до того. Вооруженные силы, как и вся страна, погрузились в кризис, их авторитет изо дня в день падал, дисциплина слабела, молодые офицеры сотнями увольнялись, не дожидаясь положенных по закону сроков. Никто толком не хотел служить, все мечтали стать коммерсантами, открыть свой бизнес.

Казалось, вся страна переворачивается вверх тормашками.

Политодел был расформирован, должность помощника по комсомолу, пропагандиста, секретаря партбюро - упразднили, а офицеров временно вывели за штат. Я также служил, пребывая за штатом некоторое время. Зарплату задерживали на три-четыре месяца.

Продукты исчезали из магазинов, и распределялись по талонам. Офицеры говорили, что им надо кормить семьи, и открыто занимались бизнесом в рабочее время, заключая по телефону коммерческие сделки, считая службу чем-то ненужным и бессмысленным. Дух нигилизма, сарказма по отношению к государству, службе, начальству, своей истории распространился среди многих моих сослуживцев. Помню, тогда среди офицеров еще ходила саркастическая поговорка: «Они думают, что они нам платят, ну пусть думают, что мы им служим».

Многие мои знакомые уже одной ногой чувствовали себя на гражданке, вели свой серьезный бизнес - открывали магазины, коммерческие точки. Складывалось такое впечатление, что все хотели быть деловыми людьми, торговать, заключать сделки.

Для меня же это было золотым временем, ведь я мог целиком, днями напролет предаваться духовным практикам! Я не был нужен никому, мне никто не мешал, я тихо вел свою практику, медитируя, где только мог, и приходил на службу только для того, чтобы отметиться. А иногда и вовсе не приходил. Никто не замечал этого, все были заняты своими делами.

Страна, ее идеология, шла то ли вразнос, то ли под откос, вместе с ее вооруженными силами и социальными институтами. Каждый думал о своем будущем, разве было кому-то дело до странного диссидентствующего молодого офицера-мистика, который увольняется, но все никак не уволится?

Такое «переходное состояние» длилось около двух лет, с 1990 по 1992 год, пока я, наконец, не уволился. Некоторое время я находился за штатом и был без должности, офицером по поручениям. Иногда приходил на свое место, закрывал кабинет, ложился прямо на стол в шавасану и медитировал лежа по три-пять часов. Или просто сидел на стуле, погружаясь в самадхи. Затем уходил домой.

Меня не особенно волновали события, происходящие в стране, и то, что будет с моей партийно-политической должностью. Я был целиком поглощен медитацией, йогой сновидений, кундалини-йогой. Моя ясность, осознанность, энергия возрастали день ото дня. Я дослуживал свою офицерскую службу и уверенно продвигался в своей медитации.

Обычно в выходные дни я медитировал в неподвижной позе часов по десять-пятнадцать, а в дни, когда я был на службе - всего по восемь часов.

Несколько лет я посвятил практике тонкого тела. Его я научился выделять еще давно, в детстве, когда мы переехали в новую квартиру - место силы в Севастополе. Но здесь на Севере эти опыты набрали силу и стали моей второй жизнью. Иногда я даже умудрялся входить в самадхи прямо на дежурстве, будучи помощником дежурного по части.

Заступают на дежурство на сутки. Когда приходит ночь, дежурный, старший из офицеров, спит до пяти, а помощник дежурит до пяти утра. Затем он идет отдыхать с пяти до часу дня. Такой режим бессонной ночи для меня оказался весьма успешным. Я заходил в комнату дежурного, снимал кобуру с пистолетом ПМ, ложился на топчан и выходил из тела. Мое тонкое тело бродило некоторое время по рубке дежурного, а затем отправлялось в другие миры. Иногда я целыми часами жил в других мирах, путешествовал, встречался с духами, а когда приходилось возвращаться обратно, то наш реальный мир казался мне таким же иллюзорным, как и те, которые я посещал.

Однажды кто-то из сослуживцев, знающих о моих занятиях йогой, спросил меня о том, как мне удается совмещать занятия и службу. Я просто рассмеялся, сказав, что для меня уже давно и этот мир, и другие - одна сплошная иллюзия, сон. И я не вижу проблем играть в этом или другом сне. Не знаю, понял ли он меня тогда.

Тем временем меня перевели на время к новому месту службы - во флотский экипаж.

Там я около полугода, кроме дежурств по части, занимался в основном медитацией в своем кабинете и изучением Адвайта Веданты по текстам Шри Шанкары и буддийских сутр. Затем меня снова перевели в военно-морскую школу в первую роту на должность зам. по воспитательной работе.

Начинался 1992 год. Я, будучи в чине старшего лейтенанта, отказался от получения очередного звания. Истекал пятилетний срок моей службы, и я подал рапорт об увольнении.

Прошло еще примерно полгода с момента подачи рапорта. Я, наконец, со всеми рассчитался, получил последние деньги, сдал подписной лист, оформил гражданские документы и стал свободен!

Как же долго я этого ждал! Долгих-долгих пять лет! А если учесть срок службы в училище, то и все девять! Это все из-за моей привычки доводить любое дело до конца, выполнять обещания, терпеть, смиряться, действовать «правильно», чтобы не напрягать других. Так думал я, поругивая себя за излишнее терпение. Гибкость, смирение, непривязанность к себе, терпение, умение медитировать всегда и везде, при любых обстоятельствах, исполнять обещания, хранить в тайне свою жизнь, хорошо играть любую роль в обществе - вот те бесценные уроки, которые я получил за это время, и которых мне не хватало.

Многие офицеры младше меня на два-три года увольнялись по желанию, со скандалами, не дожидаясь положенного срока, но я честно его дождался. Однако это время я не потерял даром, отдалился от всех друзей и знакомых, распродал мебель, сделал из квартиры ритритное место для йоги, установил алтарь и с головой ушел в садхану.

Я глубоко овладел техниками лайя, хатха, раджа, кундалини-йоги, подготовил базу для будущего ритрита, поменял квартиру на более тихий район за чертой города и провел неплохой подготовительный двухмесячный ритрит. Я стал жить жизнью одинокого садху, как и предсказывал Гуру.

Для меня наступила золотая пора. Я отдал миру все долги и стал, наконец, жить так, как мечтал всю жизнь - в молчании, уединении, отшельничестве и медитации."

Отредактировано Indiana (22-11-2017 16:11:12)

0

79

поставил немного вопросов - получил данные близкие к статистически обоснованным..возможно я подсознательно чувствую что на детские вопросы давать ответы не правильно..пусть каждый ищет..

Отредактировано EXOID (23-11-2017 04:34:07)

0

80

Твои данные опираются на собственные заблуждения и анализ их, корректируя свою позицию в общем поле представления темы в обсуждение ее природы - банальной истины.

Пример:

В детстве приходилось часто рано вставать.
И помню что радиовещание начиналось с гимна.
На меня это всегда действовало очень грустно, и дико тоскливо, несмотря  даже на хорошую погоду. Представляете какую я психическую травму получил в детстве. :writing:

Отредактировано SERGXXX (22-11-2017 22:04:14)

0

81

SERGXXX написал(а):

психическую травму получил в детстве.

Швейцарские ученые в ходе современного исследования установили, что такого рода травмы передаются по наследству

0

82

SERGXXX написал(а):

В детстве приходилось часто рано вставать.
И помню что радиовещание начиналось с гимна.
На меня это всегда действовало очень грустно, и дико тоскливо, несмотря  даже на хорошую погоду. Представляете какую я психическую травму получил в детстве.

А потом продолжалось с утренней гимнастики, по маяку. И столько сил проявлялось, и энергии.... что радостно жить. http://www.mysticism.ru/Smileys/default/132568.gif

0

83

Нужно приглушать звуки радио и телека )))) если они кажутся слишком громкими и назойливыми )...мне в детстве это разрешалось..хотя и через какую то долю протестных волнений семьи ).

+1

84

Ну ты ж сам приемник этих звуков природы радио и телека... Так почему у себя на прикрутишь потенциометр приема?

0

85

Уже..отписал в других темах что перестаю засорять форум..и вобще снег уже есть..скоро можно будет закапываться..а вы все научились тому что на таких как я можно не обращать внимания..) слишком обращать внимание на такие явления как я не надо ребята..(это я говорю для тех кто чувствителен) ..а над высокомерными я поигрался очень даже не плохо..их реакции негодования мну смешат ).

Отредактировано EXOID (23-11-2017 05:26:54)

0

86

Ну шожжжжж... снега тебе побольше, и помягче...

0

87

Тока сперва книг на последние 3(три)руб скачаю и тогда уже убег..в свои снега.

0

88

EXOID написал(а):

.и вобще снег уже есть..скоро можно будет закапываться.

Олег..ты только пожалуйста не забудь  откопаться.. :)
Ждём тебя.. http://s7.rimg.info/27624e9b2fd5929e36ca0f19f9350d4d.gif

0

89

EXOID написал(а):

Тока сперва книг на последние 3(три)руб скачаю и

тогда уже убег..в свои снега.

Встретишь Йети - передавай привет) http://s54.radikal.ru/i146/1005/f2/f45c90506fe7.gif   http://i054.radikal.ru/1005/58/580f20684a9f.gif

Отредактировано Indiana (24-11-2017 13:24:35)

0

90

Триглас написал(а):

Вакуум - это состояние материи

Разве количество материи в единице объема, допустимо называть состоянием материи?

Триглас написал(а):

состояние первичной энергии творения..

Не существует энергий первичных, вторичных...: вообще энергии, как субстанции, не существует.
"Творение" - преобразование материи полевого состояния в вещество через подачу определенных команд.

0


Вы здесь » РАМТА - ЭЗОТЕРИКА » АДВАЙТА и Дзен 禅 » Банальная Истина


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC